Salin.Al.Ru
Биография
Публицистика
Беллетристика
Учебная литература
Наука
Фотоработы
ЕДИНАЯ ЛИНИЯ СОЦИАЛЬНО-ДУХОВНОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ

И вечный бой! Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль ...
Летит, летит степная кобылица
И мнет ковыль ...
И нет конца! Мелькают версты, кручи ...
Останови!
Идут, идут испуганные тучи,
Закат в крови! [4, с. 75].

Россия - это страна, которая вела наибольшее количество войн во всей истории человечества. Для контраста: США - это страна, которая вела наименьшее количество войн. Все основные наши войны были войнами оборонительными, хотя были и войны чисто наступательные. США является страной, которая вела исключительно наступательные войны.

И какие бы незваные гости к нам ни приходили, мы считали себя обязанными хотя бы по долгу вежливости нанести ответный визит. Побывали мы и в Берлине (дважды), и в Париже, и в Варшаве, а наше многовековое противостояние с монголами закончилась в самом сердце монгольских степей.

Наши оборонительные войны были безмерно тяжки. Американские наступательные войны были чем-то вроде наших черемисских войн или похода Ермака Тимофеевича: в основном это были войны с дикарями.

С начала семнадцатого века и до середины двадцатого, то есть в продолжение чуть более трехсот лет, попав в исключительно благоприятные условия, американцы "делали деньги", но, кроме денег, они не сделали ничего. Им не мешал никто. Мы за это же время пережили, если не считать Смутного времени, а до него сожжения Москвы Девлет-Гиреем (1571) - такие "блага мира и свободы":
Войну с Польшей за Смоленск, Полоцк и Псков, а не за Варшаву или Краков.
Войну со Швецией, которая была разбита у Полтавы, а не у Стокгольма.
Войну с Францией, которая была решена у Бородина и Березины, а не у Нанси или Парижа.
Крымскую войну, которая велась в Крыму, а не в Нормандии.
Первое германское нашествие 1914-1918 гг.
Второе германское нашествие 1941-1945 гг.

...Нам пришлось решать силой и татарское иго, и 700-летние польские интервенции, и стопятидесятилетнюю блокаду России со стороны Польши, Швеции и Ливонского ордена (1551-1703) - блокаду сознательную и планомерную, сознательно и планомерно отрезывавшую Россию от всякого соприкосновения с Западом. Пришлось силой ликвидировать блокаду России на берегах Черного моря, блокаду, длившуюся триста сорок лет (1475-1812) и дополненную работорговыми налетами крымчаков на русскую землю.

В последнее столетие существования Московского Царства, Россия, при среднем населении в пять миллионов человек, держала в мирное время под оружием армию в двести тысяч бойцов, то есть около 4% всего населения страны, около 8% всего мужского населения страны и около четверти всего взрослого мужского населения страны...

Московская Русь не знала деления на "правительство" и "общество". Правительство было обществом и общество правительством. Правительством были те, кто служил, а служили все - дворяне и мужики, монахи и купцы, посадские люди и прочая публика, даже уголовные преступники. Служба была очень тяжела.

Единство нации и ее организованность не следует, конечно, преувеличивать. Как и во всех делах человеческих, люди старались получить побольше льгот и сбыть побольше тягот. В 1762 году это и удалось служилому слою, который стал поместным и рабовладельческим дворянством и который через полтора века после своей пирровой победы, в 1917 году, заплатил за нее полной гибелью. Как и во всяких делах человеческих, были и злоупотребления, и взятки, и просто разбой. Как и повсюду в ту эпоху, все это обильно поливалось человеческой кровью. Московская Русь никак не была раем земным. Но все-таки порядка и справедливости в Москве было больше, чем в любой стране мира в ту же эпоху. И именно поэтому Москва, а не ее соседи, оказалась, в конечном итоге, победительницей [18, с. 71-75, 400-401].

И вот двадцатый век, сороковые роковые. Позади четверть века советской власти: продразверстка, голод, раскулачивание, коллективизация, массовые репрессии... За что же тут стоять, во имя чего надрываться? "Колосс на глиняных ногах", - толкни и развалится. И что же? Страшнейшие удары, от которых в считанные дни гибли государства отнюдь не рабов. А "страна рабов" устояла.

На оккупированных территориях, когда, наконец-то, люди избавились от сталинской тирании, они что же, кричали, выпучив глаза в радостном усердии: "Хайль Гитлер!" Нет, ушли в леса, на партизанские базы, в подполье, взяли в руки оружие, - подумать только, люди, не смевшие и слова вымолвить против сталинского насилия! - пошли против Гитлера, против силы, покорившей половину мира и успешно добивавшей оставшуюся половину!

Абсурд, да и только... Если даже не учитывать безнравственность и лживость подобной позиции.

Что же позволяло нам после каждого сокрушительного поражения возрождаться из пепла и одерживать победу за победой?

Наполеон говорил, что в любой войне есть только два фактора: сабля и дух. В конечном счете дух всегда оказывается сильнее сабли.
Есть в наших днях такая точность,
Что мальчики иных веков,
Наверно, будут плакать ночью
О времени большевиков.
Они нас выдумают снова -
Косая сажень, твердый шаг -
И верную найдут основу,
Но не сумеют так дышать,
Как мы дышали, как дружили,
Как жили мы, как впопыхах
Плохие песни мы сложили
О поразительных делах.

И пусть я покажусь им узким
И их всесветность оскорблю.
Я - патриот. Я воздух русский,
Я землю русскую люблю,
Я верю, что нигде на свете
Второй такой не отыскать,
Чтоб так пахнуло на рассвете,
Чтоб дымный ветер на песках...
И где еще найдешь такие
Березы, как в моем краю!
Я б сдох, как пёс, от ностальгии
В любом кокосовом раю [14, с. 128].

Откуда же взялся дух?

Россия на протяжении своих по крайней мере пятнадцати веков, задокументированных историей, развивалась в русле собственной, единой социокультурной традиции.

Что было неотъемлемой характеристикой уклада жизни наших далеких языческих предков? Неразрывное слияние с природой, нестяжательство, антипотребительство, общинность, коллективизм, соборность души (хотя термин и позднейший, православный, смысл был именно таким и в язычестве). Так же жили и соседи славян германцы, кельты, все индоевропейцы.

При распространении христианства основные устои не претерпели изменений.

Вот что говорит А.И. Герцен: "У русского крестьянина нет нравственности, кроме вытекающей инстинктивно, естественно из его коммунизма; эта нравственность глубоко народная; немногое, что известно ему из евангелия, поддерживает ее; явная несправедливость помещиков привязывает его еще более к его правам и к общинному устройству" [8, с. 167].

Византийское православие было ассимилировано и превращено в русское православие, и русский народ усвоил то немногое из евангелия, что не противоречило его древнейшим глубинным языческим устоям. Что же именно? Да все то же - общинность, коллективизм, нестяжательство, осуждение алчности, соборность души, благоговение перед землей-матушкой.

И в 1917-м году вклад партии Ленина в общественные процессы, как выясняется, был не слишком значительным: "Остальное сделала народная стихия, питательный бульон, который с микробилогической быстротой размножил "палочки" большевизма в революционной России", - признает даже философ-антикоммунист Григорий Федотов [19, с. 440]. И отказ от православной церковности вовсе не был связан с насилием. Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (в миру князь Д.А. Шаховской) сообщает, что девяносто процентов русских военнопленных на территории Германии во время первой мировой войны перестали исполнять христианские обряды (посещать молитвы, исповедаться, причащаться), едва до них дошли слухи о революции в России; только один процент прихожан оказались ревностными сынами церкви, причем "этот процент был соответственен уровню всей России" [12, с. 77].

И из марксизма русский народ взял только то, что не противоречило его древнейшим устоям. Что же именно? Да все то же, - общинность, соборность, нестяжательство, антипотребительство, не отказавшись и от своей природной любви к земле-матушке.

Из этой верности русских своей собственной глубинной духовной традиции и проистекала поразительная наша устойчивость к любым внешним и внутренним катаклизмам.

Нынешние потрясения посягают на самые глубинные устои. "Россия возвращается в общечеловеческую цивилизацию"? Да она никогда в ней не состояла! Эта самозванная "общечеловеческая" - просто западная цивилизация. Американизация, вестернизация у нас - что на корове седло. Но те, кто навязывают нам ее, знают, - чтобы покорить народ, надо уничтожить сначала его дух, культуру. Что и делается нынче всеми возможными и невозможными средствами, прежде всего с помощью телевидения и других каналов (какие там каналы, - канализация!) массовой дезинформации.

Нам навязывают противоположные нашему духу ценности - индивидуализм вместо коллективизма, эгоизм вместо соборности, алчность вместо нестяжательства, конкуренцию вместо взаимопомощи. Такие "нормы" (опять - не нормы это, а извращения!) никогда не приживутся в России: на Чукотке, на Амуре, у нанайцев, эвенов, русских, мордвы и татар.

Взглянем на проблему с другой стороны. Вот что пишет Исраэль Шамир, рожденный в 1947 в Минске году от Эсфири и Иосифа, выпускник знаменитой физматшколы для одаренных детей в новосибирском академгородке, в 1968 году вышедший на Красную площадь с протестом против ввода советских танков в Чехословакию. Далее - выдворение из СССР, боевая служба в израильских воздушно-десантных войсках, изучение истории своего народа, деятельность публициста, писателя, философа, обращение к православию. Автор культовой книги "Сосна и олива" признается: "Иудаизм как религия оказался мало привлекателен для людей, воспитанных в великой универсальной традиции России с ее пьянящим коктейлем православия, коммунизма и европейской культуры" [20]. К этому коктейлю стоило бы добавить еще и наши неистребимые языческие традиции.

Но совместимы ли служение богу, безбожие и первобытная дикость?

Ну, а какой строй больше соответствовал заповедям Иисуса Христа, советский или нынешний демократический?

"Горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение, - проклинал Иисус. - Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете" (Лк. 6:24,25). Трудно богатому войти в царство божие; легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому войти в царство божие. "Ученики ужаснулись от слов Его. Но Иисус опять говорит им в ответ: дети! как трудно надеющемуся на богатство войти в Царствие Божие!" (Марк 10:24). Вот так-то! Даже помышление о богатстве - тяжкий, непрощаемый грех.

Обвинители уличали коммунистическую пропаганду в том, что статьи "Морального кодекса строителя коммунизма" напрямую скопированы с евангельских заповедей. Но что же в этом неожиданного? Откройте "Деяния апостолов"! Да это же сага о коллективизации, только деда Щукаря не хватает!

Хотя Евангелия за всю историю христианства подвергались немыслимому исправлению и редактированию, но вся папская курия, весь средневековый клир не смогли вытравить его неустранимый коммунистический дух: "Церковь допускала подделки только в тех случаях, когда это было ей выгодно. А по отношению к коммунизму этого нельзя сказать, - утверждает Карл Каутский. - И если он официально был признан одним из требований раннего христианства, то это случилось, наверное, потому, что иначе нельзя было поступить, потому что предание в этом пункте пустило слишком глубокие корни и получило всеобщее признание" [13, с. 314].

Нет уж, к евангельским заповедям нестяжательства и антипотребительства несомненно ближе моральный кодекс строителя коммунизма, чем нынешний аморальный кодекс строителя капитализма.

"Если бы я не был христианином, то, вероятно, стал бы коммунистом ..." - признается архиепископ Лука, в миру профессор-хирург Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий. Одиннадцать лет ссылок, тюрем, лагерей, и все это без отрыва от операций, проповедей и научной работы. В сан архиепископа возведен в 1942 году; в 1946 году его "Очерки гнойной хирургии" были удостоены Сталинской премии 1-ой степени. Вручая премию, Сталин спросил: "Профессор, вскрывая человеческое тело, видели ли Вы там душу?" На что хирург-священнослужитель ответил: "Но я не видел там и совести".

Среди русского православия трудно найти деятеля, имеющего большие заслуги перед Родиной, чем архиепископ Лука. В тяжелейшие годы фашистского нашествия, находясь в заключении, Владыко призвал всех верующих к объединению, к единству с советской властью. Ту же позицию заняли и такие ярчайшие деятели зарубежного русского православия, как митрополит Евлогий (В.С. Георгиевский [10]) в Париже, митрополит Вениамин (И.А. Федченков [6]) в Нью-Йорке, участник французского Сопротивления А.Б. Блум, впоследствии митрополит Сурожский Антоний [2].

И это, не будем забывать, происходило в годы, когда другие иерархи русской православной церкви в зарубежье служили молебны за победу в России немецкого оружия! Совместная деятельность архиепископа Луки, митрополита Сергия (И.Н. Страгородского) и других иерархов-патриотов имела результатом созыв Архиерейского собора в сентябре 1943 года, избравшего Патриарха Русской православной церкви и резко расширившего и активизировавшего деятельность церкви.

Нынче Россия переживает времена еще более катастрофические, чем в годы гитлеровской агрессии. И мы снова должны призвать всех патриотов к единению во имя духовного просвещения и воспитания народа.

Чему же может противостоять союз язычества, православия и коммунизма?

Капитализму, протестантизму. "Протестантская этика и дух капитализма", - такую книгу написал Макс Вебер [5], и особых возражений духовное соединение капитализма с протестантизмом ни у кого не вызвало, кроме разве что сомнений, - а что первично, яйцо или курица?

Долгое время главным объектом внимания христианской социологии и морали было ростовщичество. Папские буллы, постановления вселенских соборов, эдикты и капитулярии христианнейших монархов Европы запрещали отдавать деньги в рост. Перелом произошел в XVI веке, в начале Реформации, и связан с именами Мартина Лютера и Жана Кальвина.

Ж. Кальвин развил учение о предопределении, основы которого заложил в V в. блаженный Августин. По Августину, спасение от геенны огненной на том свете - не в добрых делах и даже не в вере. К спасению предопределены лишь избранные, а включен ты или нет в этот список, не дано знать смертному.

Ж. Кальвин делает вроде бы совсем небольшой шаг дальше. Да, конечно, знать не дано, но есть кое-какие признаки, по которым можно догадаться. И вот в этом-то и заключен секрет возникновения капитализма, потому что признак твоей избранности - успех в делах, финансовых и коммерческих. Богатство - свидетельство божьего благоволения. Естественно, вопрос о запрете на ростовщичество отпадает сам собой. Откуда же взяться богатству, если не пускать деньги в оборот? А какой же это оборот, если при нем ничего не накручивается, первоначальный капитал не прирастает? Банк на то и банк, чтобы давать кредиты, а беспроцентные кредиты - бессмыслица для банкира.

Грех получить меньшую прибыль, если есть возможность получить большую прибыль, - таковы принципы учения и Мартина Лютера.

...На встречи в хабаровском духовном братстве "Единство", где люди собираются для межконфессионального общения, частенько заглядывают профессиональные "ловцы человеков". На этот раз с пропагандой своей религии выступали представители церкви Иисуса Христа. Евангелисты, у которых штаб-квартиры располагаются в Южной Корее и в США и которые имеют в нынешней России все возможности, предоставляемые долларом, всегда вызывают у меня повышенный интерес.

Программа иисусовцев достаточно безлика. Во всех падежах склоняется слово "любовь", иностранного акцента вроде бы не заметно. Но у меня есть верное средство для выявления этого акцента.

- Скажите, пожалуйста, считается ли ростовщичество в вашей церкви грехом?

Ответ очень пространный, - наша церковь делает очень много добрых дел, она помогает бедным, и вообще... Профессионализм великолепный, их, видимо, в семинариях готовят, - отвлечь, замотать, увести в сторону. Но и у меня профессионализма тоже хватает, хотя я семинариев и не заканчивал, как-никак, сорок лет в научных баталиях.

- Извините, - задаю свой вопрос еще раз, - считает ваша церковь ростовщичество грехом?

Разъяснения еще развесистее, убедительность еще выразительнее, проникновенность еще маслянистее.

В третий раз задаю тот же вопрос:

- Только, пожалуйста, одним словом, "да" или "нет".

Понятно, что ни "да" ни "нет" я так и не дождался. А почему бы, собственно, не сказать просто, - ростовщичество не грех, это основа любой финансовой, банковской операции, без чего ни научно-технического прогресса, ни промышленного развития быть не может. И Эрнест Ренан пишет, с сожалением, что распространение в Европе учения Иисуса Христа стало мощным тормозом капиталистического развития [16, с. 325]. Ведь не сказали же хотя бы этого! Наверно, их в семинариях готовят к тому, что у русских нет и не может быть душевного расположения к барышничеству, торгашеству и тем более к самой презренной форме коммерции - ростовщичеству. Что ж, правильно их готовят. Вот в Азербайджане, или, скажем, в Литве подобные проблемы встретили бы большее понимание.

Не надо противопоставлять дохристианскую Россию, Российскую империю и Советский Союз, это звенья единой великой линии нашего социально-духовного развития, имеющие гораздо больше общего, чем различий. И все они вместе противостоят нынешнему этапу духовного упадка, информационного и денежного тоталитаризма, социального разгрома.

Путь нашего возрождения - возврат к нашим неизменным, с древнейших времен до 1990 года, традициям социализма, первобытно-языческого, общинно-крестьянского и советского, отказ от навязываемого нам капиталистического режима.

В чем же отличия социализма от капитализма? Важнейшими из них являются соотношения государственной и частной собственности, а также социальная справедливость.

В 1998 г. доля государства в валовом внутреннем продукте России составляла 37,5%, что лишь немногим уступало Америке, считающейся самой частнособственнической (35,4%). В Западной Европе эта доля в целом - 43%, в том числе в Австрии 56%, в Нидерландах, Дании, Финляндии 60%, в Швеции 67%. Наши реформаторы считают, что ее надо снизить не менее чем до 25% [1, с. 7].

В качестве мерила социальной справедливости обычно используется децильный коэффициент - соотношение доходов десяти процентов самых богатых и десяти процентов самых бедных граждан страны. Предельным значением, за которым начинается антагонизация социальной структуры, является 10:1. В России в 1994 году эта пропорция составляла 17:1 [15, с. 43]. В последующие годы, если судить по устойчивому росту доходов олигархов и еще более устойчивому падению жизненного уровня абсолютно большей части населения, эта мера социальной несправедливости все возрастала.

О каком же духовном единстве может идти речь в таком расколотом, насквозь пронизанном антагонизмом обществе? За чьи интересы пойдет русский воин на войну, на смерть?

В день шестидесятилетия великой Победы опрашиваю студентов:

- Кто из вас хочет идти в армию?

Поднимается вверх только одна рука. Из нескольких десятков.

- Зачем, спрашиваю, Сережа?

- Убивать хочу.

Такой вот массовый патриотизм. Раньше для нас не было непобедимого врага, а теперь... Если Сингапур и Люксембург задумают пойти на нас войной, сопротивление они встретят только на Урале, когда столкнутся друг с другом.

А будет ли кого нам набирать в армию?

Опрашиваю студенток, - сколько будете рожать? Разброс от "ни одного", - есть и такие ответы, до "четверых рожу" - гораздо реже. В среднем выходит чуть больше одного ребенка на будущую маму. И это до удивления совпадает с данными официальной статистики [7].

Рождаемость в регионе снизилась с 13,7 новорожденных на 1000 населения в 1991 году до 9,3 ребенка в 2000 году. И по смертности мы впереди России всей: за 1991-2000 гг. она увеличилась на 47,7%, против 35,1% по стране. Дальний Восток - бесспорный лидер по младенческой смертности: 183 умерших до 1 года на 10 000 родившихся при общероссийском уровне 147 умерших. На Чукотке же достижения вообще рекордные - 422 умерших.

Суммарный коэффициент рождаемости (число детей, рожденных женщиной с 15 по 49 год жизни) составлял в 2001 году по ряду территорий региона от 0,960 до 1,214, хотя даже для простого воспроизводства населения нужно по 2,15 ребенка на женщину.

Заболеваемость сифилисом среди молодежи города Хабаровска только за первые десять лет "перестройки" и "реформ" возросла в 600 раз! Довожу эту цифру до сведения студенток Института культуры. Результат? Взрыв восторга: "А наш институт самый сифилитичный в Хабаровске!"

Невероятно возрос и такой аварийный показатель социального здоровья общества как суицид, у нас он в 12 раз выше предельно критического [15, с. 45].

Одна из моих самых любимых студенток Саша Дробышева пишет в своем стихотворении "Природе":

Мне кажется, нужно всего лишь пройти

Всех гадов бетонных, что нас разделяют,

Потом, подбежав к тебе, крикнуть: "Спаси!

Они же не ведают, что погибают!"

Но я понимаю, все это - игра

Больного, возможно, воображенья.

Быть может, мне просто лечиться пора,

И стоит ли жить?... Мною правит сомненье ... [9, с. 22].

И это красавица, отличница, воспитанная в благополучной семье, творчески одаренная личность...

Кроме общности язычества, православия и коммунизма, существует и еще большая общность: русская цивилизация, конфуцианская цивилизация, исламская цивилизация. Для всех трех этих линий духовного развития высшие интересы - семейные, патриотические, общечеловеческие - признаются предпочтительными сравнительно с низшими индивидуалистическими, эгоистическими (западные "права человека").

Китай давно стал ведущей экономической силой планеты [17]. И если в сводках о величине ВВП он располагается не во главе мирового списка, то это потому лишь, что принятая методика подсчета принимает во внимание, кроме товарной массы, еще и услуги. А если согласиться, что стриптиз не сильно повышает государственную мощь, если иметь в виду только реальный, товаропроизводящий сектор экономики, то державой № 1 стала именно КНР.

Где корни китайской устойчивости к любым потрясениям?

На протяжении всех своих сорока веков существования, задокументированных историей, Китай развивался в русле единой социокультурной традиции. И ему были нипочем все катастрофы, от которых рушились империи и цивилизации. Покоряли его, завоевывали чжурчжени, монголы, маньчжуры, и... Бесследно растворялись, китаизировались, исчезали в культуре великого народа. А китайцы какими были, такими и оставались. Опиумные войны, японская агрессия, революция и освободительная война, хунвэйбины и "банда четырех". Какая страна еще могла бы пережить подобные крушения?

Другой не менее динамичной глобальной системой, стремительно расширяющей свое влияние, надо признать мир ислама.

Согласно данным известных американских специалистов Д. Барретта и Т. Джонсона о численности людей различных вероубеждений, мусульман в мире в 2000 г. было 1188 млн человек. Они составляли 20 процентов от 6060 млн жителей планеты. По сравнению с началом века (12%) их доля выросла почти вдвое. При этом численность христиан всех основных направлений (католики, протестанты, православные) достигла 2 млрд человек. Их удельный вес (30%) несколько вырос с начала века (27%), но в дальнейшем он будет сокращаться. Согласно прогнозу, в 2025 г. доля христиан в мире уменьшится до 25%, а мусульман возрастет до 30%. Мусульманская община, таким образом, менее чем через два десятилетия должна стать самой крупной на земле [3, с. 6].

И это все вместе взятое противостоит американо-западноевропейской бездуховности, той самой "общечеловеческой" цивилизации. Что тут можно сказать? Я приведу лишь одну цитату.

Вступая в рыночную цивилизацию, мы купили билет на падающий самолет, - утверждает один из лидеров Социально-экологического союза России С. Забелин [11, с. 10].

Есть, однако, и еще более высокая общность, биосферно-эволюционная, - антиэнтропийное поведение, стремление к самосохранению вида, в том числе и Homo sapiens, устойчивое развитие. И в этот предельно общий поток мы вписывались до 1990 года, а начиная с "перестройки" противопоставили себя, вместе с "общечеловеками", вечности и гармонии природы.

Капитализм - раковая опухоль на теле не только человечества, но и биосферы, планеты, всего мироздания.

Отказаться от ошибочного, тупикового пути, навязанного нам нашими победителями в Третьей мировой войне, вернуться в русло самобытного развития, - спасение России только в этом.

Нынешняя ситуация на духовном театре военных действий предельно проста: как и во времена ОВД и НАТО, мир остается биполярным. С одной стороны все покоривший, все подавивший иудео-протестантский ростовщический Запад, с другой стороны место бывшего социалистического лагеря заполняет конфуцианская цивилизации (управление на основе добродетели, нестяжательства) и исламская цивилизация (активное, в том числе и вооруженное, сопротивление ростовщическому Западу). Не определились, или лучше сказать, не до конца определились в этом новом противостоянии католическая и православная церковь.

Впрочем, римская церковь не зря называется западно-христианской. В высказываниях Папы (бывшего, Иоанна Павла II) постоянно сквозили нотки, что нет двух путей общечеловеческого развития, есть единственный путь и отклонения от него.

А вот какую позицию займет православная церковь, неясно. С Западом и Кремлем, с "золотым миллиардом" против оставшихся пяти миллиардов населения планеты, или же - "скифы мы, азиаты мы с раскосыми и жадными очами. Мы широко по дебрям и лесам перед Европою пригожей расступимся, мы обернемся к вам своею азиатской рожей!". Наша традиционная восточная ориентация была несомненной уже при святом Александре Невском, который, понимая гибельность для России войны на два фронта, дал бой немецким псам-рыцарям и поехал с верноподданническими заверениями в Орду к Батыю.

И не надо закрывать глаза на то, что молва народная уже называет нынешний строй православным капитализмом, а иерархов склоняет в тех же падежах, что и олигархов.

Не стоит заниматься мелочовкой, решением разрозненных проблем, какими бы острыми и актуальными они ни казались, пока не разрешена главная - быть России иль не быть? И это напрямую увязано с постановкой - социализм или капитализм.

Если выбрать капитализм - России не быть.

Только социализм, сквозной для великой нашей державы языческий, христианский, советский, или шире - русский, исламский, конфуцианский, можно назвать его и по другому: общечеловеческая, без кавычек, цивилизация. Противостоящая "общечеловеческой" в кавычках цивилизации - капитализму, Западу.

Литература

1. Агранат Г.А. География - экономика - общество // Известия РАН. Серия географическая, 2001. № 6.

2. Антоний Сурожский, митрополит. О встрече. СПб., 1994.

3. Белокреницкий В.Я., Егорин А.З. Предисловие // Ислам на современном Востоке. М. 2004.

4. Блок А. На поле Куликовом // Стихотворения и поэмы. М., 1975.

5. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения. М., 1990.

6. Вениамин, митрополит. О вере, неверии и сомнении. СПб., 1992.

7. Галушко Е. Кому здесь жить // Дальневосточный капитал, 2003. № 5.

8. Герцен А.И. Русский народ и социализм // Сочинения в двух томах, т. 2. М., 1986.

9. Дробышева А. Природе // Первокурсники о науке и жизни. Хабаровск, 2000.

10. Евлогий, митрополит. Путь моей жизни. Воспоминания. М., 1994.

11. Забелин С. Момент истины был, но получилось "как всегда" // Зеленый мир, 1999. №3.

12. Иоанн Сан-Францисский (Шаховской), архиепископ. Вера и достоверность // Избранное. Петрозаводск, 1992.

13. Каутский К. Происхождение христианства. М., 1990.

14. Коган П.Д. Стихи. Воспоминания о поэте. Письма. М., 1966.

15. Коптюг В.А., Матросов В.М., Левашов В.К., Демянко Ю.Г. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России. Владивосток, 1997.

16. Ренан Э. Марк Аврелий и конец античного мира. М., 1991.

17. Селищев А.С., Селищев Н.А. Китайская экономика в XXI веке. СПб., 2004.

18. Солоневич И. Л. Народная монархия. М., 1991.

19. Федотов Г.П. Трагедия интеллигенции // О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990.

20. Шамир И. Витязь на распутье // Интернет-сайт info@israelshamir.net.

Оформление - Julia
наполнение - Салина Е.Ю. и Салин М.Ю.
автор материалов - Салин Ю.С.