Salin.Al.Ru
Биография
Публицистика
Беллетристика
Учебная литература
Наука
Фотоработы
НЕОБХОДИМЫ РАСКОПКИ

"Эврика!" - открыв закон Архимеда, воскликнул его автор. В переводе с древнегреческого это означает: "Нашел!" С тех пор возникла целая наука эвристика, которая предписывает, что в случае нахождения чего надо восклицать...

"Что и требовалось доказать", - произнес я, построив на ЭВМ геологическую карту Усть-Камчатского района. А это ли требовалось доказать? Какое отношение к основаниям науки имеет геологическая карта?

- Вот если бы вы пытались утверждать такое в одной из организаций Мингео, то с вами кто-нибудь, возможно, и согласился бы, - сказали мне товарищи ученые из МГУ во время дискуссии по моему докладу, в котором я пытался утверждать, что геологическая карта представляет собой фундамент науки о земных недрах. - Для практики поисков полезных ископаемых карта, и в самом деле, необходима, но ведь теоретики должны заниматься эволюцией, законами развития органического и неорганического мира, а не картированием и поисками.

Такая позиция, и в самом деле, преобладает среди членов-корреспондентов, профессоров и прочих докторов геолого-минералогических наук. Однако даже в этой среде время от времени вспыхивают бунты, чаще, правда, на коленях. "Карта - это все, а остальное нужно лишь для общей эрудиции, для интеллигентного трепа в конференц-залах", - говорил один вполне научный сотрудник из одного очень научного геологического учреждения "большой" Академии. Скажете, перегиб?.. Может быть, может быть... Но где вы видели бунты без перегибов? К сожалению, не могу раскрыть инкогнито автора высказывания, потому что предназначалось оно для коридорного использования и сообщено было на условиях "только между нами". В конференц-залах инакомыслящий доказывал нечто в определенной степени противоположное и очень боялся, как бы глубокоуважаемые коллеги не навесили на него ярлык "не понимающего эволюционно-генетическую суть геологии".

Встречаются, однако, инакомыслящие и посмелее. "Геологическое картирование есть основа всех геологических работ, независимо от того, "чистые" они или "прикладные", - настаивает профессор из ГДР Курд фон Бюлов. "Кто не строит карту, тот не геогност", - такой точки зрения придерживался и его знаменитый предшественник и соотечественник, геолог прошлого века Леопольд Бух. Геогнозия тех времен соответствовала современной геологии без наиболее спекулятивной ее части.

Анализируя позицию исследователей, считающих карту вспомогательным средством геологии, авторы английского учебника по геологической съемке Э. Гринли и X. Вильямс возражают: "По существу говоря, можно было бы, пожалуй, и наоборот, - рассматривать карту не как пособие или дополнение к различным отраслям геологии, а скорее прочие отрасли этой науки как пособие к карте". Правда, затем, убоявшись собственной смелости, чересчур радикальные защитники фундаментального значения геолого-съемочных работ делают реверанс в сторону золотой середины: "Но в действительности, конечно, одно дополняет другое, являясь неразрывной частью целого".

Основной задачей современной теоретической геологии является установление законов распределения рудных концентраций и нерудных минеральных ископаемых в земной коре. Давая такую формулировку, один из крупнейших геологов нашего времени, академик Н. С. Шатский, уточняет: "...даже только распределения, а не происхождения". Для анализа распределения и для установления его законов необходимо прежде всего нанести имеющиеся данные на карту.

Ревностные эволюционисты, отказывая геологической карте в основополагающей роли, упускают из виду главное. Исходный фактический материал геологи получают в виде разрозненного набора точек наблюдения, обнаженных отрезков линий и фрагментов поверхностей, а оперируют во всех своих действиях цельными объектами, построенными в процессе картирования, - слоями, складками, блоками, кристаллическими массивами, древними вулканическими аппаратами. Поэтому картировочные понятия и процедуры входят неотъемлемым элементом в любые геологические реконструкции, выводы, теории, если, конечно, эти теории действительно геологические. Не осознавать этого - значит уподобляться мольеровскому Журдену, не подозревавшему, что он говорит прозой.

С чего начинают авторы построений, почитаемых в геологии почему-то за теоретические обобщения, то есть выводов всеобщего, глобального характера, объясняющих происхождение, эволюцию геологических объектов, причины геологических движений и процессов? Они идут в производственные геологические управления и там собирают "материал" - карты и объяснительные записки к ним. Худший вариант, когда обобщения окончательные опосредованы промежуточными, не столь всеохватными обобщениями. Первоистоки в таком случае теряются, но, конечно, не перестают существовать.

Если же глобальные конструкции не выводятся из геологических наблюдений, то их нельзя считать конкретными естественно-научными построениями, это просто умозрительные натурфилософские домыслы, подобные "теориям Земли" XVII-XVIII веков.

Использование геолого-съемочных "материалов" в любых обобщающих работах никем, собственно, и не отрицается. Достаточно очевидно и то, что этот продукт, являющийся исходным для дальнейшего использования, нельзя считать фактическим материалом, данными наблюдения. Всем ясно, что сами наблюдения производятся в поле, - на обнажениях, в шахтах и скважинах. Геологическая карта - это результат некоторой обработки первичных данных. Но само картирование со всей его методикой, понятийным аппаратом, системой посылок и операций обычно низводят до уровня элементарной техники дела. Подлинно научная работа начинается, мол, только после получения геологической карты.

В естественных науках, ставших к настоящему времени точными, принято более почтительное отношение к элементарным понятиям и посылкам. Если в физике, например, на понятиях пространства и времени базируется построение производных понятий скорости, ускорения, силы, работы, энергии, мощности и вся последующая научная надстройка, то никто не пытается отнести пространство и время к простейшей технике измерения, к инженерному обеспечению науки. Пространственно-временные понятия называются в физических науках фундаментальными и ни в коем случае не исключаются из теории. Не менее уважительное отношение сложилось у физиков к исходным посылкам.

Нет, как ни крути, а геологическая карта все равно остается основой науки о земных недрах. Не могу я от- -казаться от своего восклицания: "Что и требовалось доказать", - вырвавшегося после реализации на ЭВМ логической последовательности действий по построению геологической карты Усть-Камчатского района. Однако только ли это требовалось доказать?

С чего началась моя неудовлетворенность современным состоянием геологической науки? С неразберихи и субъективизма картировочных построений по восточнокамчатским хребтам. Значит, пока геология не будет усовершенствована настолько, чтобы обеспечить решение всех восточнокамчатских стратиграфических проблем, нельзя , считать работу законченной.

Имеющегося на данный момент формализованного инструментария достаточно для того, чтобы закартировать третичные толщи окрестностей Усть-Камчатска, но для объектов намного более сложных, его уже не хватает. Как вообще подступиться к распутыванию такого тугого клубка трудностей и противоречий?

В современной геологии почти общепринята следующая философская посылка: чем сложнее объект, тем более необходимы при его изучении методы, позволяющие исследовать его во всем многообразии - системный, многомерный анализ, статистика. Однако больших перспектив на этом пути не вырисовывается. Приемлема скорее противоположная посылка: чем сложнее объект, тем более необходимы при его изучении упрощение, схематизация. К реальному объекту во всем его многообразии подходят методом последовательного приближения - сначала строят простейшую схему, затем ее последовательно усложняют. При этом исходная конструкция должна представлять скорее карикатуру на объект, чем его всестороннее отображение. Вряд ли иначе, чем к карикатуре на действительность, можно отнестись к шестиугольной модели сферы влияния или рынка сбыта, принятой в экономической географии.

Надо думать, именно так происходило развитие и нашей науки - сначала возникла какая-то простейшая конструкция, потом она шаг за шагом обрастала и пополнялась деталями.

Попробуем представить себе немыслимую ситуацию: первые геологи начинали свои работы в восточнокамчатских хребтах. Скорее всего, наша наука тогда бы так и не возникла. Фантастическое это предположение с мрачными предсказаниями не так уж и далеко от истины. Подтверждением может служить пример нашего старого знакомого Горацио Бенедикта Соссюра, с маршрутов которого началось исследование геологического строения Альп. Крайне удрученный своими неудовлетворительными результатами, разочарованный и потерявший интерес ко всему, пришел он в конце жизни к безнадежному выводу, что в структуре альпийских недр нет ничего постоянного, кроме сложности. И это "автор просвещенный и беспристрастный, наблюдатель точный, непредубежденный, обладающий умеренным воображением [неумеренное воображение - самый тяжкий грех для геолога. - Ю. С.], правильностью идей и ясностью приложения оных; первоклассный физик и философ, движимый единственно любовью к истине и желанием содействовать распространению страстно любимой им отрасли познания", - так писал о Г. Б. Соссюре его младший современник, французский геолог Ж. Ф. Добюиссон де Вуазен. То же самое и я мог бы сказать о Коле Храмове. Нет, неудачи наши связаны вовсе не с тем, что нам не хватило ума, настойчивости или времени...

Современная геология зародилась в районах, устроенных попроще, и последовательно пополняла свой инструментарий.

Приняв за основу для логико-математического совершенствования традиционную геологию наших дней, я вынужден был то и дело очищать ее от ненужных или неудачных наслоений, несоответствий и несообразностей. Но, может быть, если взять ту же науку одним - двумя веками раньше, из нее было бы легче отшелушить рациональное зерно?

Однако, странное дело, хотя история геологии - это прежде всего история геологической карты, именно картирование как раз и отражено в сводках по возникновению и развитию нашей науки меньше всего. Если о разгадывании таинства, где размещались в теле давно вымерших акул-эдестид огромные спирали с многочисленными шипами, - во рту или на хвосте, - геологи пишут так же охотно, как и о взглядах Пифагора и Страбона на отступание и наступание моря, то до первоистоков геологической карты докопаться значительно труднее.

Дальше

Оформление - Julia
наполнение - Салина Е.Ю. и Салин М.Ю.
автор материалов - Салин Ю.С.