Salin.Al.Ru
Биография
Публицистика
Беллетристика
Учебная литература
Наука
Фотоработы
ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС И ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ ПОЗНАНИЯ
Неустойчивое развитие: от термина к понятию и пониманию

...Много было в истории человечества кризисов, но такого еще не бывало: "Человечество переживает решающий момент своей истории. Мир столкнулся с проблемами усугубляющейся нищеты, голода, болезней, неграмотности и продолжающейся деградации экологических систем, от которых зависит наше благосостояние", - такая оценка ситуации содержится в итоговом документе крупнейшего в истории форума, конференции ООН по окружающей среде и развитию, состоявшейся в 1992 году в Рио де Жанейро [28, с. 14].

"Если человечество будет продолжать жить так, как жило до этого, то оно познает, что такое конец света", - это убеждение не какого-нибудь адвентиста седьмого дня, а одного из самых авторитетных ученых конца XX века, академика В.А. Коптюга, президента Сибирского отделения Российской Академии наук, президента Международного союза чистой и прикладной химии, члена Консультативного совета при Генеральном секретаре ООН по устойчивому развитию [14, с. 208].

"Немало людей - ученых, а не религиозных фанатиков (за исключением организации "Свидетели Иеговы") - убеждены в том, что мир приближается к окончательной катастрофе. Это разумный и научно обоснованный взгляд на вещи" [31].

В статье "В обход "конца света"" член-корреспондент РАН С.П. Курдюмов, директор Института прикладной математики им. М.В. Келдыша, в таких выражениях подводит итоги научно-технического развития на рубеже тысячелетий:

""Лирики" (политики, экономисты, литераторы, идеологи и т. д.), о которых с добродушной усмешкой пели в 60-х годах "физики", оказались огромной силой. После горьких уроков, преподанных в 90-е, вероятно, не надо убеждать, что социальные реформаторы, вооруженные превосходными теориями, способны за короткий срок отбросить одни народы на десятилетия назад, другие - в средневековье. Путь, вымощенный "общечеловеческими ценностями", "идеологией открытого общества" и прочими благими намерениями, поразительно быстро привел многих в ад. Вера вместо знаний привела к сумеркам вместо рассвета.

Но и "физики" потерпели фиаско. Конец века принес им горькое отрезвление - ни ракеты, ни ядерные реакторы, ни суперкомпьютеры, ни миллионы новых товаров, выброшенных на рынок, оказались не в состоянии дать не только спокойствие, гармонию, надежду на светлое "завтра", но и просто обеспечить сытое и безопасное "сегодня"...

В недавно вышедшей книге "Земля на чаше весов" вице-президент США А. Гор высказывает мнение о тупике, в который завела американское общество "рыночно-потребительская цивилизация", подводящая сейчас всю планету к опасной черте.

И вот конец века... Озоновая дыра, перспектива глобального потепления, гибель огромных массивов тропических лесов, непрекращающиеся войны, нищета, наркомания. Казалось бы, политики разделяют опасения ученых, но не настолько, чтобы договориться о чем-нибудь конкретном. Налицо тупик "устойчивого развития".

Однако гораздо опаснее отставание нравственных императивов от уровня технологии. Судьба Хиросимы, бомбардировки в центре Европы с целью "преподать урок" сербам и многие другие трагедии, как выяснилось, ничему не учат.

Становится ясно, что путь технологической цивилизации, по которому человечество шагало последние четыре века, подошел к концу. Нетрудно предположить, что ХХI век войдет в историю как начало эпохи Великого Отказа" [17, с. 54-55].

Эсхатология - учение о конце света - с амвонов и богословских кафедр спускается ныне на землю. Эту проблему приходится решать, кроме священнослужителей и теологов, и другим специалистам.

Первыми начали бить тревогу экологи. И они имели для беспокойства все основания.

Если первоначальная лесистость земной суши составляла 75%, то в 1991 году - всего 26-27%, и темпы облысения планеты стремительно возрастают [27, с. 98]. Половина всей потери покрытых лесом площадей приходится на последние 20 лет! [11, с. 10].

Опустынивание земли идет со скоростью от 6,9 до 21 млн га в год. Под угрозой превращения в пустыню находится 19% суши планеты [27, с. 149]. Размываются почвы, одно из главных достижений миллионнолетней биологической эволюции. Почвенный покров неудержимо разрушается как в развитых, так и в развивающихся странах. Снижается биопродуктивность и кислородопродуктивность биосферы вследствие смены природных ландшафтов антропогенными: пашнями вместо лесов, вторичными лесами вместо первичных, пастбищами вместо степей и саванн.

Запасы воды мы исчерпали раньше, чем запасы нефти. Уже привычными стали разговоры, что войны XXI века будут вестись не за нефтяные месторождения, а за водные ресурсы. Расход воды в индустриально развитых странах [5, с. 12] превышает биологическую потребность человека во много тысяч раз (в среднем на одного жителя США - в 100 тысяч раз). До 30% поверхности Мирового океана покрыто нефтяной пленкой [6, с. 318]. А что значит пленка между гидросферой и атмосферой? Она мешает нормальному испарению воды, нарушает газообмен, препятствует жизнедеятельности любых морских организмов, а если еще учесть, что поверхностный слой является своего рода колыбелью жизни для многих видов...

Чем дальше, тем больше возрастает загрязненность воздуха. Миллиарды тонн энергетического сырья сжигается в топках и котлах, в цилиндрах двигателей, и вся эта гигантская масса выбрасывается в воздух. Нижний слой атмосферы обогащается тяжелыми молекулами и частицами дыма и пыли, прозрачность воздуха уменьшается, плотность увеличивается. И ураганы становятся более разрушительными, потому что воздушные массы бьют по любому препятствию все более и более тяжелой кувалдой. Все более частыми и предсказуемыми будут "стихийные" бедствия - песчаные бури, смерчи, шторма и тайфуны, тем более что в связи с вырубкой лесов ничто уже не мешает разгону воздушной стихии.

Не только снаружи будет наносить нам ущерб наша атмосфера, воздух будет проникать в наши легкие все более и более ядовитыми газами.

У всех на устах ныне диоксины, "супертоксиканты XXI века". Они в десятки тысяч раз (!) более ядовиты, чем супертоксикант XIX и XX века - цианистый калий. Для диоксина нет ПДК - предела допустимой концентрации. Его не должно быть вообще в окружающей среде. Диоксин называют химическим СПИДом, он действует неотвратимо и неторопливо, выводя из строя всю иммунную систему, нервную систему, почки, мозг и кожу, нарушая функции деторождения; кроме всего прочего, он является сильнейшим канцерогеном.

И хотя его не должно быть нигде, он есть везде. Даже в молоке кормящих матерей.

Техномасса уже на порядок превышает биомассу (имеется в виду годовой прирост продукции). Пределы допустимого воздействия человека на биосферу превышены в 8-10 раз. Уничтожено 70% естественных биосистем.

"Развитые страны с рыночными системами хозяйства для обеспечения своего экономического роста еще в начале века разрушили на своих территориях естественную природу: на территории США сохранилось только 5% ненарушенных хозяйственной деятельностью площадей, а в Европе - всего 4% (только за счет скандинавских стран и Исландии). Сейчас эти страны потребляют сохранившиеся природные системы (экологическое пространство) других территорий через использование их ресурсов, вложение капиталов, экспорт загрязняющих производств и отходов, естественный перенос поллютантов". Так утверждают ведущие российские экологи [22, с. 102].

Из-за деградации природной среды ежегодно исчезает 10-15 тысяч разновидностей биологических организмов, в результате чего биологическое разнообразие, формировавшееся сотни миллионов лет, за ближайшие пятьдесят лет сократится не менее чем на четверть [11, с. 10]. В связи с этим генеральный секретарь ЮНЕП (Программа ООН по окружающей среде) М. Толба заметил: "Если бы Ч. Дарвин жил в наши дни, его усилия, вероятно, были бы направлены не на изучение происхождения видов, а на описание их исчезновения" [13, с. 194].

Жизнь на планете Земля явно находится под угрозой уничтожения.

Ничуть не лучше обстоят дела и в социальной сфере.

Непреодолимая пропасть между бедными и богатыми все расширяется и углубляется. В 1970-м году число людей на планете, проживающих в условиях абсолютной бедности, составляло 650 млн человек, в 1990 году 1 млрд - 1 млрд 200 млн [16, с. 37].

Но и это не пределы роста.

Из доклада Густава Спета, администратора Программы развития ООН от 1996 года: "Около 1,3 млрд человек живут в абсолютной нищете, имея доход менее чем 1 доллар в день, и нищета растет так же быстро, как и население. 60% людей живут менее чем на 2 доллара в день. Более чем в 100 странах положение ухудшилось по сравнению с их положением 50 лет назад. Каждый год 13-18 млн человек - в основном дети - умирают от голода и нищеты ... В последние десятилетия в мире быстро растет неравенство. За последние 30 лет разрыв между 20% беднейших и 20% богатого населения Земли удвоился (ранее он был 30-кратным, теперь 60-кратный). Разрыв в доходе на душу населения между развитыми и развивающимися странами утроился" [25, с. 168]. Президент People-Centered Development Forum Дэвид Кортен убежден: "Чем больше мы будем увеличивать совокупный экономический продукт, считая это "решением проблемы бедности", тем быстрее будет расти пропасть между богатыми и бедными и тем более ускорится наше общее продвижение к окончательному экологическому краху" [16, с. 41].

Чтобы поднять уровень жизни населения в развивающихся странах до уровня развитых стран, пришлось бы увеличить изъятие природных ресурсов на два порядка. Это невозможно, так как природа уже сейчас не справляется с антропогенной нагрузкой. Но и так, как сейчас, жить тоже нельзя. Усугубляющееся неравенство чревато социальным взрывом. Мубаб Уль Хак, бывший министр финансов Пакистана, сказал на Конференции в Рио: "Будет просто трагедией, если окончание "холодной войны" послужит прологом к еще более тяжелой войне между богатыми и бедными" [15, с. 17].

"Ныне мы систематически, - пишет американский экономист Линдон Ларуш о политике США и МВФ, - с каждым годом все чаще, рассчитываем: сколько еще людей убить. Как? Очень просто. Мы ликвидируем те экономические факторы, от которых зависит поддержание жизни: урезаем медицинское обслуживание, урезаем помощь пенсионерам, урезаем помощь тем, кто находится в экономически неблагоприятных условиях. В больницах используется меньше медсестер, врачи ставятся под контроль компьютера, а не собственной совести и квалификации" [18].

И международный терроризм - это не бунт одиночек-безумцев, и не заговор бандитских кланов против правового общества, нет, это проявление самозащиты обреченного голодного Юга против сытого всесильного Севера, это восстание пяти миллиардов нецивилизованного населения против "золотого миллиарда".

Никто не отменял и опасности самоуничтожения человечества в пожаре атомной войны.

Понятно, что не может остаться островком благополучия среди океана деформаций и извращений и здоровье человеческое.

"О распаде генома человека свидетельствуют данные о росте генетических заболеваний в развитых странах, прежде всего психических заболеваний и врожденных нарушений... Социальные последствия этого процесса требуют пристального внимания, так как, возможно, именно с ними связаны распространение алкоголизма и наркомании, вспышки невиданной жестокости при локальных конфликтах, снижение иммунного статуса организма человека, возникновение новых болезней, расширение круга людей, затрагиваемых уже, казалось бы, искорененными болезнями (например, холерой и малярией), нарушение запретов и тормозящих процессов... Растет число новых заболеваний, среди которых наиболее опасным остается СПИД и его аналоги" [22, с. 105-106].

Та же тревога звучит и в отчете Госкомэкологии России: "В последние годы значительные изменения окружающей среды в результате антропогенного воздействия приводят к непредсказуемым последствиям в поведении популяций возбудителей и переносчиков опасных для человека и животных болезней, прежде всего вирусной этиологии... В сложившейся ситуации наступление СПИДа - лишь первое звено в цепи возможных эпидемий неизвестных ранее заболеваний" [7, с. 100].

Но еще страшнее в сложившейся ситуации - распад души человеческой.

Из интернетовской странички бывшего литовского диссидента-антисоветчика Валдаса Анелаускаса, эмигрировавшего в США, лично познакомившегося с "раем свободы и демократии" и ставшего после этого непримиримым диссидентом-антиамериканистом: "Американцы, они ведь, как точно заметил Эдуард Лимонов, только выглядят как люди, на самом деле они - не люди, а мутанты. С американцами глубокие человеческие отношения в принципе невозможны. С ними - как с компьютером: не поговоришь по душам. Их здесь с детского садика учат, как и когда знаменитую "улыбку" включать. Все у них ненатурально, искусственно, фальшиво. Если вы попытаетесь с американцем сблизиться, найти с ним общий язык - вас ждет почти стопроцентное разочарование" [1]. Но ведь человек не может быть компьютером, и если снаружи у него ничего человеческого не замечается, то внутри, в подсознании, оно все равно есть, и нужны титанические усилия по недопущению в верхние слои сознания нормальных человеческих чувств. Возникает огромное внутреннее напряжение, которое может взорвать всю психику. Отсюда - и психозы, и неврозы, беспричинная агрессивность, суициды. Человек чувствует, что что-то не так, а что именно, понять не может. А без душевного равновесия, ощущения глубокой внутренней удовлетворенности никакого физического здоровья быть не может. В уставе Всемирной организации здравоохранения записано: "Здоровье есть состояние полного физического, умственного и социального благополучия, а не просто отсутствие недомоганий и болезней" [12, с. 184]. И если люди потеряли жизненные ориентиры, веру в справедливость и добро, если растет преступность, социальное расслоение и озлобление, если нет ощущения безопасности и утрачена уверенность в завтрашнем дне, то о каком здоровье может идти речь?

Вот и результат: в Америке полным ходом идет всеобщий распад семьи, что проявляется в статистике разводов, в отказе от детей, в насилии по отношению к супругам и детям, в беспризорности [16, с. 39]; в этой богатейшей стране мира насчитывается 10-15 млн неграмотных [20, с. 135], 1,5 млн бездомных [21], 3 млн гомосексуалистов, более 2 млн американцев предпочитают благопристойной супружеской жизни свальный групповой секс [30, с. 327].

И если дополнить эти данные картиной ужасающей нравственной деградации американского общества, нарисованной П.Дж. Бьюкененом в книге "Смерть Запада", то надежды на то, что все может как-то исправиться, становятся совсем призрачными.

Секс, слава, деньги, властъ - вот новые боги новой Америки, которая отняла у американцев родную страну и поселила их в культурной пустыне, в этической канализации. Хиллари Клинтон первой из супруг президентов США приняла участие в параде геев в Нью-Йорке. В Соединенных Штатах сегодня шесть миллионов наркоманов. Наркотики распространяются пандемически. Уровень разводов вырос на 350% по сравнению с 1962 годом. Из каждых четырех новорожденных белых один рожден вне брака (в 1960 году - 2%). Среди негров 69% младенцев рождаются вне брака, две трети детей живут с одним родителем, 28,5% мальчиков, как ожидается, попадут в тюрьму. В крупных городах четверо из каждых десяти чернокожих мужчин в возрасте от шестнадцати до тридцати пяти лет находятся в тюрьмах, либо отпущены на поруки или под залог. В США самый низкий уровень образованности среди всех промышленно развитых стран. Дети не желают учиться; сознательных школьников унижают и бьют. Девочек насилуют члены молодежных банд, "подсевшие" на наркотики и рэп.

В Канаде между 1960 и 2000 годами число детей, рожденных вне брака, возросло с 4% до 31%; в Великобритании - с 5% до 38%; во Франции - с 6% до 36% [3].

Но самое страшное достижение научно-технического и социального прогресса - рыночная личность (Marketing-Charakter). Для рыночной личности весь мир превращен в предмет купли-продажи - не только вещи, но и сам человек, его физическая сила, ловкость, знания, умения, навыки, мнения, чувства и даже улыбка.

Рыночная личность отворачивает свой интерес от жизни, от людей, от природы и от идей - короче, от всего того, что живет; она обращает все живое в предметы и вещи, включая самого себя и свои человеческие качества: чувства и разум, способность видеть, слышать и понимать, чувствовать и любить [30, с. 327].

Разве такие аномалии свидетельствуют о здоровье цивилизованного человечества? И разве такая жизнь может принести удовлетворение? А если нет удовлетворения, то стоит ли жить? В. Франкл приводит данные о факторах смертности среди американских студентов. На первом месте, как и следовало ожидать, оказались автокатастрофы. Но на второе место совершенно неожиданно вышли самоубийства, при этом число попыток самоубийства, не закончившихся смертельным исходом, было в 15 раз больше. 85% пытавшихся свести счеты с жизнью прямо заявляли, что не находят смысла в продолжении существования [29, с. 26]. Данные за последующие десятилетия демонстрируют устойчивую тенденцию роста: уровень самоубийств среди подростков утроился по сравнению с началом 1960-х годов [3]. И рядом с ними - немотивированная жестокость, немотивированные убийства, вспышки слепой ярости и насилия. Люди уходят из гражданского правового общества в секты, в сатанизм - уходят из этой жизни.

Наиболее глубоко изучил проблему вырождения человека Э. Фромм. Почему человек так жесток, откуда у него взялась страсть к разрушению и уничтожению всего на свете? Человек - это единственный представитель млекопитающих, способный к садизму и убийству в огромных масштабах, испытывающий наслаждение при виде чужих страданий. Человек уникален тем, что он - единственное существо, которое не годится даже для своего собственного общества. Почему же это так? [30, с. 51, 146].

"Достижение" современного общества, считает Э. Фромм, состоит в том, что оно пришло к существенной утрате традиционных связей, общих ценностей и целей. В массовом обществе человек чувствует себя изолированным и одиноким даже будучи частью массы; у него нет убеждений, которыми он мог бы поделиться с другими людьми, их заменяют лозунги и идеологические штампы, которые он черпает из средств массовой информации. Единственная ниточка, которая связывает отдельных индивидов друг с другом, - это общие денежные интересы, которые одновременно являются и антагонистическими.

И вот выводы Эриха Фромма о происхождении болезненной человеческой страсти к разрушению: "Все отрицательные черты, приписываемые обычно человеческой природе, на самом деле усиливались по мере развития цивилизации" [30, с. 341].

"Жизнь, которая ориентирована исключительно на свое собственное самосохранение, не является человеческой", - убежден Э. Фромм [30, с. 39]. Но она не является даже животной, потому что и для животного главное - любовь к ближнему, забота о потомстве, продолжение рода, сохранение вечности жизни. Если для смертного индивида бессмертие рода не будет смыслом его собственной жизни, то на нем жизнь и закончится. И если бы смыслом любой другой индивидуальной жизни не была бы забота о жизни вообще, о Жизни, то все живое на земле давным-давно бы угасло.

В 1987 году Всемирная комиссия ООН по окружающей среде и развитию поставила вопрос о необходимости поиска новой модели развития цивилизации. Был опубликован доклад "Наше общее будущее", широко известный как доклад Гру Харлем Брундтланд, возглавлявшей работу комиссии. Именно с этого времени в литературе начал употребляться термин sustainable development - такое движение вперед, при котором достигается удовлетворение жизненных потребностей нынешнего поколения без лишения этой возможности будущих поколений.

На русский язык sustainable development перевели как устойчивое развитие, и с этим связано много недоразумений. В наших баталиях на тему о развитии цивилизации этот термин приобрел скорее значение непоколебимого, неотклоняемого развития, движения, сохраняющего направление, то есть скорее steady, stable, чем sustainable. В словарном же значении слова sustain доминируют смыслы "поддержать, не дать угаснуть, не дать прекратиться".

Устойчивость развития цивилизации не имеет никакого отношения ни к устойчивому или неустойчивому равновесию, ни к устойчивости-неустойчивости системы против деформирующих, разрушающих воздействий. Проблема в том, что цивилизация исчерпает возможности дальнейшего продвижения вперед, выработает все ресурсы, обеспечивающие прогресс, и в конечном итоге самоликвидируется.

Однако принятый перевод дезориентировал русскоязычных исследователей, заставил их решать совсем иную проблему, чем была поставлена комиссией ООН. Но заниматься переименованием было уже поздно. Поэтому академик Н.Н. Моисеев рекомендует трактовать прижившийся у нас термин "устойчивое развитие" как "допустимое развитие" [21, с. 77]. Допустимо ли нынешнее поведение человечества, дальновидно ли оно, не подрывает ли оно основы существования вида Homo sapiens, не лишает ли оно мир надежды на вечное продолжение Жизни?

И нет на грани тысячелетий более грозного вызова эпохи.

Поэтому ни одна научная задача не может считаться в наше время серьезно поставленной, если она не ориентирована на предотвращение глобальной катастрофы.

Опасность термоядерного самоубийства, исчерпание ресурсов, загрязнение среды, социальная напряженность, возросшая до красной черты, разрушение устоев общественной жизни, извращение человеческих отношений, катастрофическая нравственная деградация, распад души человеческой - неужели может быть одна причина у столь разительно несхожих явлений? Необходимо найти единое решение единого всеобщего кризиса тупикового развития.

Конечно, необходимо привлечь к поиску выхода всю науку, в самом широком ее понимании. Но достаточно ли будет этого? Ведь как бы ни был широк мир, отображаемый современной наукой, это далеко не весь мир, это лишь некая его часть. И потому даже самые строгие научные решения, безупречные как по постановке, так и по фактическому обоснованию и логическому совершенству, не дают решения проблемы в целом.

Потребуется привлечь к рассмотрению и к участию еще и религию, этику, народную культуру, политику, эстетику и все прочие сферы человеческого знания и бытия. При этом как осмысление проблемы, так и поиск выхода из кризиса, тем более реализация найденных решений должны быть не множественными, пусть и всеохватными - все должно быть единым, целостным, простым и убеждающе очевидным для каждого.

Диагноз, прогноз, алгоритм

Решение проблемы неустойчивого развития человечества под силу лишь философии.

Не ядерная физика породила самое страшное оружие, и не химия несет ответственность за загрязнение среды, не экономика оказалась первопричиной обнищания большинства и исчерпания ресурсов, - все так явно проявившиеся ныне беды и трагедии вторичны, все они все равно бы возникли, раньше или позже, в одной стране или в другой, потому что грядущее самоуничтожение человечества коренилось уже в той теории мировосприятия и миропостроения, которая была принята самыми первыми мыслителями из плеяды греко-римской и германо-романской гносеологии.

"А не ошибается ли разум-то в выгоде?" - беспокоился Ф.М. Достоевский [9, с. 426]. Ошибается, стало окончательно ясно на рубеже ХХI века. Ведь разум, интеллект, логика обслуживают лишь материальные потребности человека, никак не насыщая его духовно, и именно материализм, потребительство, бездуховность довели общество до красной черты.

"Вследствие минимальной детерминированности человеческого поведения инстинктами и максимального развития способности разума мы, человеческие существа, утратили свое изначальное единство с природой" [31].

Надежда лишь на одно - на восстановление единства мира. Но прежде чем восстанавливать потерянную целостность, нужно найти, в чем же она заключалась.

Жить вечно - вот главная потребность человеческая, как и любого иного биологического вида. И все прочее должно быть подчинено этой главной цели. Хорошо все, что способствует этой цели, плохо то, что лишает человека вечной жизни.

Для преодоления глобального кризиса необходимо восстановление всеобщей гармонии, ключевым элементом которой является человек.

"Индивиду психологически неуютно в разорванном, расколотом мире. Он интуитивно тянется к нерасчлененному мирочувствованию" [8].

К настоящему времени предложено много вариантов и диагноза, и прогноза, и алгоритма действий.

Активно действующий политик Патрик Дж. Бьюкенен, кандидат в президенты США от республиканской партии, затем советник президента, предрекает неизбежную гибель западной цивилизации.

При этом смерть Запада, настаивает он, это не описание того, что может произойти в некотором будущем; нет, это констатация происходящего в данный момент. Европеец - вымирающий вид. Homo occidentalis покидает арену жизни по своей воле, он в здравом уме и твердой памяти ведет войну против собственных детей, создав страшную культуру смерти. На гробах в цивилизованном мире можно заработать больше, чем на колыбелях, - и все потому, что Европа выбрала dolce vita, сладкую жизнь.

Выход из кризиса видится П.Дж. Бьюкенену в использовании жестких мер государственной власти, в изменении иммиграционной, военной, внешнеэкономической политики, в усилении борьбы с внутренним врагом Америки, в реставрации строгих пуританских нравов и соответствующих им параметров социального устройства [3].

Читателю не потребуется слишком глубокого анализа, чтобы убедиться, что все это полумеры. Ни в отдельно взятой стране, ни даже в отдельно взятой цивилизации невозможно установить всеобщую гармонию и долговременную стабильность. Даже если все рекомендации обеспокоенного американского политика будут успешно реализованы, что едва ли возможно, все равно разница в уровне жизни создаст такой потенциал демографического, далее - экономического, а в конечном счете и военного давления, что все барьеры и оборонительные бастионы цивилизации будут уничтожены; равно как и во внутренней жизни результативность силовых действий без привлечения высших целей и идеалов будет и неполной, и недолгой.

Нынешнюю систему ничто не спасет, убежден еще один американец, прямо противоположной политической ориентации, отсидевший восемь лет в тюрьме именно при режиме, фасад которого представлял П.Дж. Бьюкенен, -оригинальный экономист и философ Линдон Ларуш.

Надвигающее ныне большое крушение - это не просто разрушение какой-то банковской системы и не крушение или финансовый крах одновременно нескольких национальных банковских систем. Оно будет проходить в режиме взрыва, и в несколько дней практически все финансовые институты обеих Америк и Европы развалятся.

Причина в том, что установление мирового порядка при помощи власти денег было противоестественным. И именно поэтому сейчас перед нами - картина всеобщего упадка: культурного, экономического, финансового, резкое падение продолжительности жизни, рост общей заболеваемости среди населения.

Если нынешняя финансово-экономическая система не будет демонтирована, то в мире воцарится всеобщий хаос. В современном обществе этот хаос может очень быстро привести к геноциду.

Экономика денежная должна быть заменена экономикой физической, основным элементом, атомом которой должна стать - вместо денежной единицы, подверженной произвольным колебаниям под воздействием самых корыстных и подлых интересов - энергетическая единица. Используя понятие плотности потока энергии, человечество сможет решить свои материальные проблемы и обеспечить себя всем необходимым даже при численности не в 6 миллиардов, как нынче, а в 60 миллиардов населения [18].

Однако к этой стройной антимонетаристской социально-экономической теории применимы аргументы, выдвинутые неомарксистом Э. Фроммом против марксистской социально-экономической теории: "Утверждение коммунистов, что, уничтожив классы, их система положит конец классовой борьбе, является фикцией, ибо их система зиждется на принципе неограниченного потребления как цели жизни. Поскольку все хотят иметь больше, неизбежно образование классов, неизбежна классовая борьба, а в глобальном масштабе - война между народами. Алчность и мир исключают друг друга" [31].

Да и к доводам П.Дж. Бьюкенена стоит прислушаться: "Сегодня шесть миллиардов человек, составляющих население земного шара, живут куда лучше, чем три миллиарда в 1960 году, два миллиарда в 1927 году или миллиард в 1830 году" [3]. Другими словами, если повышение уровня жизни на протяжении последних двух веков не решило никаких проблем человечества, а лишь усугубило их, то стоит ли идти по этому пути дальше?

Чтобы не покончить жизнь коллективным самоубийством, цивилизованному человечеству необходимо отказаться от стремления к повышению материального уровня жизни. Брать больше, больше, больше - у природы, у ближнего, у других стран и народов - это вектор материально-технического развития, брать меньше, меньше и меньше, отдавать, дарить, благотворить - это вектор духовного развития.

Заявленная Л. Ларушем линия на покорение природы, на господство над ней неизбежно предполагает насилие, отчуждение со всеми вытекающими из этого духовно-нравственными последствиями. Распад души человеческой, социально-духовная деградация будут, скорее всего, только прогрессировать по мере приближения к провозглашенному Л. Ларушем идеалу, в общем-то, и без того довольно утопическому. И намного ли лучше цивилизация по Ларушу, чем государство по Платону?

Э. Фромм обращает внимание на то, что термин частная, приватная собственность этимологически происходит от глагола privo, privare, означающего "лишать", "отнимать", лицо, владеющее собственностью, имеет право лишать других людей возможности употребить ее для своей пользы или удовольствия. "Хотя предполагается, что частная собственность является естественной и универсальной категорией, история и предыстория человечества, и в особенности история неевропейских культур, где экономика не играла главенствующей роли в жизни человека, свидетельствует о том, что на самом деле она скорее исключение, чем правило" [31].

Экономика как суть жизни - это смертельная болезнь, похожая на алкоголизм или наркоманию, - цитирует Э. Фромм высказывание Э.Ф. Шумахера, - потому что неограниченный рост ее не подходит ограниченному миру, о чем постоянно напоминали нам все великие учителя человечества. И не так уж и важно, пропагандируется она откровенно материалистическим путем или находит для этого какие-то другие, более утонченные - художественные, научные или культурные - способы. Яд останется ядом даже в блестящей упаковке... Когда пренебрегают духовной культурой, внутренней культурой Человека, то такой ориентации больше соответствует эгоизм (примером его может служить капиталистическое общество), а не любовь к ближнему.

Однако и сам капитализм - лишь перевернутая страница человеческой истории. Мы живем сейчас в мире неокапитализма, постиндустриальной цивилизации, постмодерна - новейшего состояния западной цивилизации, которое характеризуется разрастанием искусственных, неподлинных образований и механизмов, симулякров настоящего социального бытия. И о каком смысле жизни можно говорить в наше время, когда речь может идти максимум как об осознающей саму себя бессмыслице пограничного, запредельного биомеханического псевдобытия? Извращенные потребности, плавающий курс валют, хаос суррогатных денег, подложный характер целей и устремлений, тотальная ни-к-чему-не-привязанность, никому-не-обязанность, ни-во-что-не-верие...[2].

Кто-то выдумал машины,

Народил для них людей... [33, с. 213].

"Живой человек с его счастьем и горем, с его потребностями и требованиями вытеснен из центра круга интересов, и место его заняли две абстракции: нажива и дело, - пишет Вернер Зомбарт. - Человек, следовательно, перестал быть тем, чем он оставался до конца раннекапиталистической эпохи, - мерой всех вещей" [10, с. 132].

И М. Вебер, - о том же: "Деньги - самое абстрактное и "безличное" из всего того, что существует в жизни людей. Поэтому чем больше космос современного капиталистического хозяйства следовал своим имманентным закономерностям, тем невозможнее оказывалась какая бы то ни было мыслимая связь с этикой религиозного братства. И она становилась все более невозможной, чем рациональнее и тем самым безличнее становился мир капиталистического хозяйства. Ибо если еще можно было этически регулировать личные отношения между господином и рабом именно потому, что эти отношения были личными, то отношения между меняющимися владельцами ипотек и неизвестными им, также меняющимися должниками ипотечного банка, между которыми нет никакой личной связи, регулировать было уже невозможно" [4, с. 14].

Главной обязанностью производителя стало потребление, сфера денежного обращения утратила последние признаки чего-то рационального, приблизившись к таинству фрейдовского бессознательного, труд стал обозначением иллюзии производства, а досуг - иллюзии свободы, жизнь превратилась в отсроченную смерть. "Тюремная камера (cellule), электронный элемент (cellule), партийная ячейка (cellule), микробиологическая клетка (cellule) - во всем этом проступает стремление найти мельчайшую неделимую частицу (cellule), органический синтез которой осуществлялся бы согласно показателям кода... Таков генетический код - неподвижный, словно пластинка, которую заело, а мы по отношению к нему не что иное, как элементы звукоснимающего устройства" [2, с. 127]. Не существует уже ни человека, ни общества, нет ни капиталистов, ни рабочих, ни рабов, ни хозяев, ни субъекта, ни объекта, самосознание подменено функционированием, все поглощено какой-то чудовищной самовоспроизводящейся матрицей: "Вас встраивают в эту машину вместе с вашим детством, вашими привычками, знакомствами, бессознательными влечениями и даже вместе с вашим нежеланием работать" [2, с. 62].

Согласно Ж. Бодрийяру, вектор социального развития в новейшее время направлен от продуктивно-капиталистического общества к кибернетическому неокапитализму, ориентированному на абсолютный контроль. Такова вершина "общечеловеческого" (читай - европейского) развития.

И это и было целью прогресса?

"Если верна предпосылка, что от психологической и экономической катастрофы нас может спасти только коренное изменение характера человека, выражающееся в переходе от доминирующей установки на обладание к господству установки на бытие, то встает следующий вопрос: возможно ли вообще массовое изменение человеческого характера, и если возможно, то каким образом оно может произойти?

Я полагаю, что характер человека может измениться при следующих условиях:

1. Мы страдаем и осознаем это.

2. Мы понимаем, каковы причины нашего страдания.

3. Мы понимаем, что существует путь, ведущий к освобождению от этих страданий.

4. Мы осознаем, что для освобождения от наших страданий мы должны следовать определенным нормам и изменить существующий образ жизни.

Эти четыре пункта соответствуют четырем благородным истинам, составляющим суть учения Будды и касающимся общих условий человеческого существования, а не каких-то конкретных случаев неблагополучия, являющихся следствием конкретных индивидуальных или социальных обстоятельств" [31].

Главная идея в последней книге Эриха Фромма вынесена на обложку как лозунг, как призыв к вечной жизни: человеку придется, хочет он этого или не хочет, выбирать между существованием либо в модусе бытия, - единственно истинной, счастливой и наполненной смыслом жизни, либо в модусе обладания.

"Лишь по мере того, как мы начинаем отказываться от обладания, то есть небытия, а значит, перестаем связывать свою безопасность и чувство идентичности с тем, что мы имеем, и держаться за свое "я" и свою собственность, может возникнуть новый способ существования - бытие. "Быть" - значит отказаться от своего эгоцентризма и себялюбия, или, пользуясь выражением мистиков, стать "незаполненным" и "нищим".

Однако большинство людей считают, что отказаться от своей ориентации на обладание слишком трудно; любая попытка сделать это вызывает у них сильное беспокойство, будто они лишились всего, что давало им ощущение безопасности, будто их, не умеющих плавать, бросили в пучину волн. Им невдомек, что, отбросив костыль, которым служит для них их собственность, они начнут полагаться на свои собственные силы и ходить на собственных ногах" [31, с. 32].

При выборе бытия взамен обладания сразу решаются все социальные, экономические, политические и экологические проблемы, однако главным, понимает Э. Фромм, остается вопрос о радости, о счастье и наслаждении жизнью.

И именно в этом позиция Э. Фромма обнаруживает свое решающее превосходство над предложениями защитников европейских ценностей.

Существуя в модусе обладания, человек оказывается абсолютно дезориентированным в судьбоносном восприятии блаженства как цели жизни. Та самая dolce vita, сладкая жизнь, о приверженности к которой пишет П.Дж. Бьюкенен, стала для Запада основой культуры смерти: "Новый гедонизм, как представляется, не дает объяснений, зачем продолжать жить. Его первые плоды кажутся ядовитыми. Неужели эта новая культура "освобождения", которая оказалась столь привлекательной для нашей молодежи, на деле станет самым смертоносным канцерогеном?" [3, с. 22]. Однако то же самое устремление к наслаждениям, смертоносное в модусе обладания, становится одухотворяющим и животворным в модусе бытия.

Как неофрейдист, Э. Фромм, конечно, разделяет точку зрения своего учителя о том, что подавленная сексуальность является причиной если не всех болезней человека, тут не стоит бросаться в крайности, то все же многих и многих бед и страданий.

Так вот, секс - это гималайская вершина наслаждений, говорил знаменитый учитель Востока Бхагван Раджниш, но это самая низкая среди всех гималайских вершин [26, с. 26].

И совершенно не случайно именно в учении Будды Э. Фромм ищет и находит рекомендации к спасению человечества от вселенской катастрофы. Буддизм же - религия сострадания и познания. Именно поиску спасения от страданий посвящена вся гносеология Благословенного. И наивысшая степень наслаждения, доступная человеку - это нирвана, блаженство познания истины, избавления от авидьи, незнания.

Это блаженство воссоединения человека со всем мирозданием, из которого он был когда-то насильственно, с болью и кровью вырван.

И тому есть аналогия и в европейской гносеологии.

В диалоге "Пир" Платон устами Аристофана рассказывает красивую притчу. Сначала на земле жили только боги и андрогины - могущественные целостные самодостаточные существа, досаждавшие богам. И вот, чтобы избавиться от опасности, боги поделили каждого андрогина на две половинки, мужскую и женскую, и перемешали их в общей куче. С тех пор мужчинам и женщинам было не до соперничества с богами, каждый был обречен вечно разыскивать ту одну на земле, половинку свою. "Любовью называется жажда целостности и стремление к ней. Прежде... мы были чем-то единым..." [23, с. 101].

И Плотин тоже проводит параллели между блаженством воссоединения души со Всеединством и блаженством слияния в единое целое влюбленных мужчины и женщины [24, с. 207, 309].

Отделенность, обособленность, изоляция моего Я - вот главная проблема Вселенной. Вот источник всех проблем и трагедий, всех болей и бед, вот единственная первопричина любого нездоровья. Нецелостность человека требует восстановления целостности, нуждается в исцелении.

Э. Фромм много пишет и о других, менее ярких благотворных эмоциях - о радости: "Это не "пиковое переживание", которое внезапно возникает и так же внезапно прекращается, это скорее ровное эмоциональное "плато", то состояние, которое сопровождает продуктивное проявление самых важных человеческих способностей. Радость - это не исступленное, сиюминутное пламя. Радость - это ровное горение бытия" [31]. Она всегда сопутствует бескорыстной творческой деятельности и играет главенствующую роль в тех религиозных и философских системах, которые провозглашают целью жизни бытие.

"Нам, людям, присуще глубоко укоренившееся желание быть: реализовать свои способности, быть активными, общаться с другими людьми, вырваться из тюрьмы своего одиночества и эгоизма" [31]. И любая наша активность полезна и благотворна лишь в том случае, когда она является выражением высших этических и духовных потребностей.

"Атомная бомба взорвалась уже в поэме Парменида", - утверждает М. Хайдеггер [32, с. 148]. Можно добавить, - и глобальный экологический кризис, и всепланетная социальная напряженность, распад души и деградация нравственности были предопределены тем же Парменидом. Именно этот основоположник элейской школы заложил и основы европейской гносеологии, сделавшей возможным появление объективной рациональной науки.

Итак, что надо делать в нынешней ситуации глобального системного, всеохватного кризиса?

Мало - отказаться от общественной конструкции, основанной на власти денег, демонтировать фундамент современного мироустройства, сооруженный из денежной пены.

Мало - разрешить все экономические задачи, добиться полного материального благополучия и социальной справедливости.

Мало - снять с Природы давление цивилизованного сверхпотребительства.

Даже отказ от стремления иметь, а не быть тоже недостаточен.

Необходимым и достаточным будет преодоление трагического разделения мира на субъект и объект, на мое Я и противостоящее мне безликое и чуждое Оно. И это должно быть именно преодолением. То есть не отбрасывать надо объективное рациональное мышление, не отказываться от его использования, - требуется достижение более высокого личностного уровня, когда, обладая разумом, ты можешь по собственному желанию как подниматься над ним, растворяясь в гармонии Абсолюта, так и снова опускаться на этот интеллектуально-логический, средний уровень сознания.

Литература

1. Анелаускас В. Только Россия! Письмо литовского диссидента

2. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М., 2000.

3. Бьюкенен П.Дж. Смерть Запада. М., 2004.

4. Вебер М. Теория ступеней и направлений религиозного неприятия мира // Избранное. Образ общества. М., 1994.

5. Водолазов Л.И., Лобанов Д.П. О пользе закрытых систем // Зеленый мир, 1999. №3.

6. Вронский В.А. Прикладная экология. Ростов на Дону, 1996.

7. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 1994 году. М., 1995.

8. Гуревич П.С. Величие и ограниченность самого Фромма // Э. Фромм. Иметь или быть. М., 2000.

9. Достоевский Ф.М. Записки из подполья // Собр. соч.: В 12 т. М., 1982. Т. 2.

10. Зомбарт В. Буржуа. М., 1994.

11. Коптюг В.А. Конференция ООН по окружающей среде и развитию. Чем грозит России игнорирование ее выводов? // Трагедия цивилизации. Новосибирск, 1994.

12. Коптюг В.А. Здоровье сибиряка сквозь призму реформ // Наука спасет человечество. Новосибирск, 1997.

13. Коптюг В.А. Итоги Конференции ООН по окружающей среде и развитию // Наука спасет человечество. Новосибирск, 1997.

14. Коптюг В.А. Корабль цивилизации надо суметь провести между Сциллой и Харибдой // Наука спасет человечество. Новосибирск, 1997.

15. Коптюг В.А. Химия и устойчивое развитие. Состояние и перспективы после Конференции ООН по окружающей среде и устойчивому развитию в Рио-де-Жанейро // Наука спасет человечество. Новосибирск, 1997.

16. Кортен Д. Развитие, ориентированное на человека: альтернатива для человечества в период кризиса // Устойчивое развитие. Материалы к семинару "Управляемость мировым развитием: опыт и перспективы". Новосибирск, 1995.

17. Курдюмов С.П. В обход "конца света" // Российская Федерация сегодня. 1999. № 15.

18. Ларуш Л. Нынешнюю систему ничто не спасет// Шиллеровский институт науки и культуры. 1996.

19. Логан Р. Третий путь? // Приамурские ведомости. 1992, 24 марта.

20. Эти данные приводит Роберт Макнамара, бывший министр обороны США // Выживут ли земляне? М., 1989.

21. Моисеев Н.Н. Устойчивое развитие или стратегия переходного периода // Становление экологического образования в Приморском крае. Тенденции и перспективы. Владивосток, 1997.

22. Окружающая среда: от новых технологий к новому мышлению. В.Г. Горшков, К.Я. Кондратьев, В.И. Данилов-Данильян, К.С. Лосев // Устойчивое развитие: Материалы к семинару "Управляемость мировым развитием: опыт и перспективы". Новосибирск, 1995.

23. Платон. Пир // Федон, Пир, Федр, Парменид. М., 1999.

24. Плотин. Эннеады. Киев, 1995.

25. Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. Томск, 1998.

26. Раджниш, Бхагван Шри. Дао: путь без пути. М., 1994. Т. 1.

27. Реймерс Н.Ф. Охрана природы и окружающей человека среды: Словарь-справочник. М., 1992.

28. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России. В.А. Коптюг, В.М. Матросов, В.К. Левашов, Ю.Г. Демянко. Владивосток, 1997.

29. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

30. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1998.

31. Фромм Э. Иметь или быть. М., 2000.

32. Хайдеггер М. Разговор на проселочной дороге. М., 1991.

33. Черный Саша. В типографии // Избранное. Ростов-на-Дону, 1997.

Дальше

Оформление - Julia
наполнение - Салина Е.Ю. и Салин М.Ю.
автор материалов - Салин Ю.С.