Salin.Al.Ru
Биография
Публицистика
Беллетристика
Учебная литература
Наука
Фотоработы
СИНЕРГЕТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Стрела времени. Самоорганизация

Синергетика изучает процессы самоорганизации - самопроизвольное возникновение порядка из хаоса и дальнейшее совершенствование этого порядка. Термин "синергетика" производится от слова synergeia (совместные действия, кооперация, сотрудничество).

Ход научно-технического прогресса, подготовивший и предопределивший зарождение синергетики, удивительно глубоко и точно вскрывает И.Р. Пригожин, книгой которого (в соавторстве с И. Стенгерс) я и буду руководствоваться при изложении предыстории синергетики [1].

Сначала наука изучала только обратимые процессы. Действие равно противодействию; движение может ускоряться и замедляться; планеты могут обращаться вокруг Солнца, равно как и электроны вокруг ядра, хоть слева направо, хоть справа налево; белый цвет может разлагаться на все цвета радуги, сложением всех цветов радуги можно получить белый цвет; механическая энергия может переходить в тепловую, тепловая в механическую; движение электронов может приводить к изменению химической структуры вещества в аккумуляторе, эта измененная структура порождает электричество, то есть движение электронов. И так далее, и так далее, и так далее...

Джинн может уничтожить город, может его создать. А вот сможет ли господь сотворить такую твердыню, которую не сможет сам же разрушить? - упражнялись в теологической схоластике виртуозные студиозусы Сорбонны. Получалось, что Он в любом случае чего-нибудь да не сможет - либо создать, либо разрушить, в результате всемогущество господне ставилось под сомнение, и самая постановка вопроса становилась кощунственной. На защиту конвертируемости, обратимости деяний всевышнего встал весь высокопреосвященный клир, и возможный исток представлений о необратимости процессов быстро иссяк и на территории догматического богословия.

И время в науке можно было представить как параметр, такой же как пространство, вполне изотропное, одинаковое во всех направлениях, и его таким и представляли, и сочетали с длиной, шириной и высотой, и ось времени t на графиках играла ту же роль, что и ось x, ось y, ось z. И термин "пространственно-временная система координат" стал привычным, равно как и выражение "временная координата четырехмерного пространства". И слово "стрела времени" в строгой и точной науке могло восприниматься только как поэтическая метафора.

Но вот в сферах, далеких от науки, инженеры-практики изобрели паровую машину. И наука оказалась вынужденной изучать теплообменные процессы. И вскорости выяснилось, что тепло не желает перетекать в одну сторону так же, как и в другую - от холодного тела к горячему так же, как и от горячего к холодному. Оно вообще не соглашалось передаваться в направлении повышения температурного градиента.

Холодеющего престарелого миллиардера можно было возродить к жизни, положив его между двумя юными девственницами. А вот юную девственницу не согреешь, положив ее между двумя престарелыми миллиардерами. Точно так же, быстро катящийся биллиардный шар не наберет скорость, столкнувшись с медленно катящимся или лежащим без движения шаром, а вот любой из них может ускориться от столкновения с быстрым шаром. Хотя почему бы и нет? Ведь миллиардер безо всякого нарушения закона сохранения мог бы потерять, остывая, ровно столько тепла, сколько получила бы его, согреваясь, цветущая красавица.

Увы, процесс не шел. Он не шел, не шел, не шел настолько упорно и систематично, что оказался заслуживающим даже подведения под закон, больше - неопровержимый принцип, даже еще больше: невозможность самопроизвольной передачи тепла от менее нагретого тела к более нагретому стала фигурировать под названием одного из начал термодинамики, второго, правда, первым остался закон сохранения энергии, но все же начала вполне фундаментального.

И если процессы теплообмена происходят только с соблюдением второго начала термодинамики, то из этого должны последовать очень далеко идущие выводы. Идущие вплоть до заключения о полном переходе всего тепла от более нагретых тел к менее нагретым, в результате чего во Вселенной не должно остаться ни горячих тел, потому что они остынут, ни холодных, потому что они подогреются за счет остывания горячих. Все будет одинаково тепловато-прохладным, температурного градиента больше не будет, двигатель всех процессов, разность потенциалов, окажется выключенным, движение остановится, наступит тепловая смерть Вселенной.

И не только энергия рассеется в безбрежном пространстве, любой порядок, любая структура, мало-мальская сложность рассыпятся в пыль и прах, как горы разрушаются, заполняя своими обломками впадины и долины, приводя рельеф к выравниванию вплоть до исчезновения каких-либо отклонений от общего усредненного фона.

Время оказалось векторной, направленной величиной, а не скалярной, как это ранее представлялось. "Я жду, когда придет он и снова сделает меня невинной", - мечтала когда-то на диком Западе мисс из салуна. Увы...

Если в бутылку, содержащую двести граммов спирта, долить триста граммов воды, получится поллитра водки, сама же по себе сорокаградусная не разделится на триста граммов воды и двести граммов спирта. Ни за что на свете.

Если капля чернил упадет на бумагу, то по чистому листу начнет расплываться фиолетовая клякса, но никто еще не видел, как клякса сама по себе снова превращается в обособленную каплю.

И когда в сказке обломки взорванного моста, падая вниз, снова соединяются прежним образом и становятся тем же техническим сооружением, как и раньше, то даже малое дитя принимает это за юмор, и от души потешается. Потому что этого не может быть. Процесс разрушения необратим.

Все живое стремится к конечной точке своего существования, к могиле, целью жизни является смерть (Memente mori - помни о смерти - напоминали монахи-трапписты забывчивым жизнелюбам), все упорядоченное, сложное упрощается, различия нивелируются; короче говоря, все катится под откос. Само по себе ничто не станет сложным, отличным, энергичным.

Стрела времени - отнюдь не шар, и если даже представить время в виде колеса, то и это колесо истории крутится только в одну сторону. Молодые становятся старыми, а вот старые становятся молодыми разве что в сказках и в очень замысловатых, неуклюжих литературных пассажах, комплиментах и дифирамбах...

И все же, и все же, и все же... Откуда взялось то, что только и делает, что разрушается, откуда взялась сложность, которая может только упрощаться, откуда жизнь, если все движется только к смерти?

Всему этому просто обязано было предшествовать усложнение, зарождение, разогревание!

Но наука понемножку и сама накапливала свидетельства о противоположных тенденциях - об усложнении, упорядочении, самоорганизации. Кстати был изобретен лазер, но пожалуй, еще более удивительным и поучительным оказалось открытие явления, названного образованием ячеек Бенара.

...На выключенной электроплитке стоит сосуд с жидкостью. Если в массе жидкости есть какие-либо температурные градиенты, а они всегда есть, то в верхних слоях жидкость окажется более теплой, чем в нижних. Включаем плитку. На дне сосуда начинается нагревание, жидкость становится более теплой, чем вверху, и потому формируются восходящие потоки. Верхние же слои, ставшие теперь более холодными, чем нижние, будут опускаться на дно. Обычно эти встречные движения приводят к турбулентности, но можно подобрать такой режим постепенного нагревания, при котором опрокидывание температурного градиента происходит в некотором тонком серединном слое.

Восходящий поток многочисленными отдельными струйками поднимает жидкость до следующего, более холодного слоя, от соприкосновения с которым жидкость остывает и начинает опускаться обратно. Формируется что-то подобное фонтану - струя поднимается на некоторую высоту, затем расходится по сторонам и ниспадает. И вот в сосуде возникают отдельные фонтанчики, каждый со своей собственной осевой восходящей и боковыми нисходящими струями.

Медленно, очень медленно увеличиваем подачу тепла. Движение в каждом фонтанчике ускоряется, масса поднимающейся жидкости возрастает, веер ниспадающего потока расширяется, и... сталкивается с такой же тенденцией к расширению соседнего потока. Начинается взаимодействие. Каждая струйка оказывается вынужденной потесниться, отказаться от безграничного расширения, и вот она утесняет себя сама ради соседки, а рядом появляется еще одна, струйка уступает место для расширения и ей, а с другого боку вдруг обнаруживается еще одна подруга и говорит ей: "Мерси боку", - потом четвертая, пятая, шестая... Единичный поток жидкости отказывается от подавления соседних и вступает с ними в совместное строительство взаимоприемлемой динамической системы. В результате в слое толщиной несколько миллиметров образуется сотовая структура - прекрасно видимые невооруженным глазом шестигранные ячейки размерами в несколько сантиметров.

"Система ведет себя как единое целое и как если бы она была вместилищем дальнодействующих сил. Несмотря на то, что силы молекулярного взаимодействия являются короткодействующими (действуют на расстоянии порядка 10-8 см), система структурируется так, как если бы каждая молекула была "информирована" о состоянии системы в целом" [2].

Откуда я взял этот сценарий целесообразного построения сотовой структуры? У Ч. Дарвина. В "Происхождении видов" [3] он описывает процедуру построения пчелиным роем общего хранилища для меда. Каждая отдельная пчелка, имея запас строительного материала, воска, вовсе не заботится ни о каком рое и его потребностях и нуждах. Она строит кладовочку для себя, только для себя. Инструментом ей, мерой, циркулем служит ее собственное тело. Она строит ячейку, в которой она смогла бы развернуться во время работы. В точности как проходчик в шурфе. Невозможно выкопать лопатой с длинной ручкой глубокую яму поперечником меньше, чем длина лопаты.

И вдруг пчела наталкивается на еще одну строительницу. В этом же куске воска шуршит где-то рядышком другая такая же заботливая труженица, ладит себе такой же чуланчик для жизненных припасов. Обе имеют одни и те же виды на один и тот же объект. Откажется конкретное живое существо от беспокойства о своем потомстве? Нет, конечно. Но пчела не станет ущемлять и подругу. Зачем копать такую ямку, чтобы ей самой было просторно, чтобы поперек она могла вытянуться от усиков до кончиков задних лапок? Излишества ей ни к чему. Но и на нехватку она не согласна. Надо же ей как-то разместиться в шурфе со всеми своими строительными инструментами! И вот она оставляет себе ровно столько пространства, сколько ей необходимо и достаточно, так же поступает и соседка, в результате из имеющегося куска воска получается общее хранилище с максимальной вместимостью - система шестигранных ячеек. Она вовсе не идеальная, потому что начерчена не одним для всей системы циркулем, нет, циркуль у каждой строительницы свой, пчелки бывают разные по размеру, росту и весу, маленькая труженица соорудит себе ячеечку поменьше, крупная, толстенькая - побольше, но в целом все выглядит на удивление гармонично!

Это и есть synergeia, совместные действия, это кооперация, сотрудничество, взаимопомощь, причем не по принципу: "Сам погибай, но товарища выручай!" - но и не по принципу: "На тебе, боже, что нам не гоже", - нет, это воплощение заповеди: "Возлюби ближнего, как самого себя". Заботиться только о себе - это эгоизм, заботиться только о ближнем это крайний альтруизм; но в этих крайностях вовсе нет нужды, если можно позаботиться и о себе, и о своем потомстве, и о ближнем, и об его потомстве, да ведь, строго говоря, забота о ближнем - это и есть забота о себе, иначе, если все ближние вымрут, с кем ты, победитель в конкурентной борьбе, общаться-то будешь? А одиночество - наихудшее зло, более злое, чем голод, холод и бесприютность. Да и остаться сытому и довольному среди живых, но обездоленных и озлобленных, какое же в этом счастье?

Так знает ли каждая молекула в ячейке Бенара о том, что делают миллиарды ее самых далеких подружек? Нет, конечно, но она знает, не может не знать о том, что делают непосредственные соседки, она же с ними сталкивается в своей жизнедеятельности, причем сталкивается буквальным образом - при попытке распространения вширь струйка жидкости, то есть поток молекул, натыкается на такое же устремление соседней струйки, и им приходится мирно решать пограничные проблемы; но и у той соседки есть свои соседки, и так далее, далее и далее вплоть до полного охвата всего множества молекул, вовлеченных в процесс. Вот и получается совместная деятельность безо всякого мистицизма, без "знания" каждой молекулы о том, что думает и делает ее далекая подруга. Это, если угодно, механизм близкодействия Максвелла в противовес дальнодействию Ньютона. Колесики и шестеренки передают импульс электромагнитного воздействия от Земли до Луны, а вовсе не эфир, эта подозрительная, за уши притянутая субстанция, под названием "поле" впущенная в физику через черный ход.

Это как в одном простейшем, но очень убедительном механическом эксперименте, известном каждому школьнику. На перекладине висят на тонких подвесках несколько одинаковых металлических шаров, соприкасающихся друг с другом. Отводим самый правый шар вправо от положения равновесия, отпускаем его, шар проходит половину своей положенной траектории и натыкается на препятствие - висящий на вертикальной нити соседний шар, но тому тоже нет никакой возможности двигаться влево, там тоже преграждает путь очередной соседний шар, но и ему тоже некуда двигаться, потому что и ему тоже мешает сосед. В результате импульс передается по эстафете до тех пор, пока не дойдет до крайнего левого шара, и вот он-то и завершает необходимый путь влево от состояния равновесия до максимального отклонения влево. Эффект поразительный - половину траектории проходит самый правый шар, а вторую половину за друга, который сам не в состоянии это сделать, проходит крайний слева игрок той же команды. Вот и сравните: пусть шаров будет хоть миллиард - через этот миллиард импульс тотчас дойдет от края и до края, точно так же, как и в отдельных фонтанчиках жидкости в ячейке Бенара.

Особенно много свидетельств необратимых процессов самоорганизации, возникновения порядка из хаоса, предоставила химия. При ближайшем рассмотрении, как утверждает И.Р. Пригожин, практически все химические процессы оказались необратимыми.

И физика тоже, как с выработки, начала поставлять примеры самопроизвольного, без целенаправленной упорядочивающей деятельности со стороны, возникновения порядка в объектах, до того неупорядоченных.

Особенно часто, практически без исключения, используется в популярной и обзорной литературе по синергетике лазерный импульс как эталон самоорганизации.

В обычном источнике света, в лампе накаливания, испускает световые импульсы масса некогерентных, несогласованных друг с другом, элементарных излучателей, подобных отдельным ферромагнетикам в магните, в котором нагревание нарушило свойство притягивать железные предметы. Они все отличаются друга от друга по вектору, по фазе, амплитуде, частоте. И поэтому слишком большими становятся потери энергии при увеличении мощности источника, лампа сильно нагревается, луч света не поддается тонкой фокусировке.

Что происходит в кристалле твердотельного лазера? То же самое, но до определенного предела. В процессе накачки лазера, нагнетания в него энергии, отдельные атомные излучатели вдруг, скачкообразно, становятся когерентными, согласованными по тем самым параметрам, по которым до того они были некогерентными. Резко возрастает возможность увеличения мощности без потерь энергии, и вся эта мощность может быть сосредоточена в очень тонком луче.

Огромное и все возрастающее множество технических реализаций имеет феномен лазера - луч света, более тонкий, чем самое острое лезвие бритвы, и более мощный, чем самое сильное оружие, способен рассекать живые ткани во время хирургических операций, прожигать танки и ракеты противника, переносить сигналы на невиданно далекие расстояния, записывать информацию на немыслимо малых по площади носителях...

И все же этих отдельных, хотя бы и самых фантастически ярких, убедительных и доказательных необратимых процессов самоорганизации было бы недостаточно, чтобы построить на них новую науку - синергетику, тем более подвести под все человеческое знание синергетические основы.

Открытие пришло, откуда не ждали. Нет, не зря Восток говорит, - истина ничем не укрыта, покровы на ваших глазах! Как только было произнесено магическое слово "жизнь", все сразу же стало на свои места. Зарождение, развитие жизни, эволюция, органический прогресс - вот она, настоящая стрела времени, и направлена она вовсе не к смерти, наоборот, к жизни, к постоянному повышению сложности, совершенства, гармонии! Общий ход развития - от простого к сложному, причем процесс идет самопроизвольно, без привнесения порядка со стороны.

...Синергетика оказалась удивительно многогранной и многоаспектной. Да, это явный шаг в направлении к настоящей, живой, не омертвленной природе, да, новая наука расширяет горизонты цивилизованного познания (нецивилизованное никогда и не сужало эти горизонты), но она вовлекает в рассмотрение и антиприродную жизнь городов и еще прежде того - технические, экономические, социальные и политические порождения этой антиприродной жизни. Если коротко, в своей двусмысленности это удивительно натовская наука - да, совместные действия, да, взаимопомощь, но только между своими, только внутри НАТО, а с недоразвитыми - конкуренция, подавление, грабеж.

Из механического тупика

Парменидовская, платоновская, аристотелевская, средневековая схоластика щадила природу. В чем был ее самый очевидный, самый высмеиваемый недостаток? В принципиальной неприложимости к делу, в полном отсутствии практической эффективности. Ну построили неуклюжие умозрительные схемы, ну переселились в этот придуманный мир, ну видно всем мальчикам со стороны, что король-то голый, ну и ладно, всяк дурак по-своему с ума сходит. Ну разве из этого ненужного хлама проистекает что-то серьезное, угрожающее атомным взрывом или глобальным экологическим кризисом?

Но вот пришли Галилей, Декарт и Ньютон. Они исправили ситуацию, поняли, что нельзя оставлять все эти совершенные ментальные конструкции в непорочной логической чистоте, что надо попытаться подогнать под них данные чувственного восприятия. Подгоняться согласилось не все. Тогда первопроходцы Нового времени нащупали слабое место в огромном мире, воспринимаемом нашими ощущениями, смело врубились в толщу Существования и погнали свою штольню вглубь материи, раздробляя в шлам скальный монолит Всеединства и пересоздавая из этих мельчайших осколочков новый, небывалый искусственный мир.

Что, запахи, вкусы, цвета, осязаемые свойства плохо алгоритмизуются и совсем не формализуются, не становятся в строй и не маршируют под отрывистые как лай собаки логические команды? Тем хуже для них. Мы лишим их своего благосклонного внимания, обойдемся без них, сконструируем вместо них логически безупречные химические запахи и вкусы, физические цвета, механические осязательные ощущения, и поставим их на место устаревших, человеческих, субъективных свойств.

Что, есть какие-то еще, шестые чувства у человека? Чепуха все это, мистика, шарлатанство. Объявляем их отныне несуществующими. Ибо все, что не подгоняется под длину волны, поток корпускул, фрагмент поля, все, что не улавливается и не может улавливаться нашими приборами, построенными на теориях, базирующихся только на логике, геометрии, механике - все это продукт отсталого невежественного представления о мире. Нет ничего необъяснимого с точки зрения нашей картины мира, есть пока что не объясненное, ну а если, несмотря на все усилия, объяснение так и найдено, значит, нечего было и объяснять, незачем и время тратить на бесплодные фантазии, фикции, домыслы и вымыслы. И нет ничего не алгоритмизуемого, есть не алгоритмизованное, нет не формализуемого, есть не формализованное.

Да, но как же формализовать, алгоритмизовать, объяснить с позиции физики, химии и физиологии любовь? Никак? Ну тогда и ее тоже объявим несуществующей, а на опустевший пьедестал водрузим безопасный секс. Влечения, воздыхания, нежность и страсть? А, ерунда - флюиды все это, гормоны.

Чем обширнее становился мир, построенный строгой, настоящей наукой, тем меньше и меньше оставалось места в душе человека для мира естественного, духовного, для мира, в котором мы раньше жили, чувствовали, радовались и страдали. Вторая природа, построенная руками человеческими по чертежам и проектам холодного разума и объективной рациональной науки, заполонила весь быт и всю сферу профессиональной деятельности человека, перекрыла все горизонты его увлечений и развлечений, и даже в самой-самой далекой дали мы видим теперь уже не прекрасные рассветы и закаты, не мерцающие звезды, манящие и загадочные, а преломление и интерференцию электромагнитных волн, массы материи, сконцентрированные в белых карликах, красных гигантах и черных дырах, да бессмысленно разбегающиеся галактики... Природе первой, первобытной, устаревшей, отныне нет места даже на седьмом небе, да и в душе человеческой поселились, вытеснив все, механизмы психики. И чем глубже проникала наука в самые глубокие недра Существования, тем более ограниченным становился мир непосредственного человеческого восприятия.

Ну хорошо, допустим, я согласился, что всё-всё - это движение мельчайших телец материи, это состояния и изменения физического поля, но почему на ваши же состояния, изменения и движения я должен накладывать дополнительные, все большие и большие ограничения и запреты?

Почему я не должен изучать сложные системы сами по себе (У. Эшби: "Теория сложных систем заключается в том, чтобы найти пути их упрощения" [4])? Изначально и я был рожден, и человечество существовало в целостном мире, и целое для нормального человека, не окалеченного объективной рациональной наукой, было реальнее части. Это только западное познание раздробило мир на мельчайшие осколки ("Разделяй и властвуй!") и не оставило человеку никакого выбора - если хочешь иметь что-то целое, бери эти части, частицы, и строй из них техническую конструкцию. Целое само по себе не дается, и цивилизованному человеку нужно много, очень много труда и много, очень много знаний, чтобы получить то, что дикарю и невежде дается просто так.

Редукционизм как сведение сложного к простому, немеханического к механическому (Ньютон: "Было бы желательно вывести из начал механики и остальные явления природы ..." [5] - и Галилей: "Никогда не стану я от внешних тел требовать чего-либо иного, чем величина, фигура, количество и более или менее быстрые движения, для того, чтобы объяснить возникновение ощущений вкуса, запаха и звука ..." [6]), конструктивизм как построение целого из частей, объяснение непонятного как построение его механической модели, как подведение его под математическую формулу - все это законодатели мод технократической цивилизации сделали обязательной нормой поведения для человека в этом ненормальном мире, и вот многие студенты, а особенно студентки, ну никак не могут разобраться, сориентироваться в этом мире призраков Большой Науки, а я им и говорю: "Ваши инстинкты, отторгающие такое "понимание", мудрее современного механистического естествознания, и вы правы в своей стойкости, да вот беда - экзамен-то сдать вы обязаны!" И это действительно беда, и многие, отнюдь не худшие представители молодежи, после такого насилия становятся калеками с искаженным мировосприятием.

Почему человек должен изучать только стандартные, обезличенные, универсальные объекты и явления? Почему его лишают права воспринимать любой предмет своего внимания в его уникальной неповторимости? Только потому что в таком случае мы не сможем организовать множества, классы, общие понятия и оперировать с ними по законам логики? А я не хочу оперировать, я жить хочу, и мне не нужно знать законы поведения, общие для пяти тысяч роз, я приручил свою единственную и неповторимую, несу за нее ответственность и хочу наслаждаться ее тончайшими капризами и прихотями!

Почему жизнь должна подчиняться требованиям регулярности, постоянства реакции на постоянные воздействия? А если я сегодня не с той ноги встал, если мне вожжа попала под мантию? А если мне просто надоело давать один и тот же ответ на один и тот же вопрос?

Наука навела свой непоколебимый кладбищенский порядок в этой живой жизни. "О текучем знания не бывает", - вспомните Аристотеля, без логики которого ни один настоящий современный ученый обойтись на может! Вот и пришлось во имя изучения, во имя познания останавливать бесконечный бег жизни, омертвлять все-все, проявляющее хоть малейшие признаки жизни.

А может, не следует возводить напраслину на науку - она же изучает движение, ведь кроме статики в механике есть и динамика! Ну хорошо, что это за динамика? Что изучает механическая динамика в феноменах движения? Опять-таки постоянство, неизменность. Движение должно быть равномерным, оно должно происходить с постоянной скоростью. Но вот оно стало неравномерным. Что делать, отказаться от его изучения? Нет, надо найти что-то неизменное в этом изменении, - может, сохраняется скорость изменения скорости, то есть ускорение? Вторая производная. Если изменяется и вторая производная, мы ищем неизменности в третьей производной, четвертой... Везде и во всем постоянство, порядок, регулярность. Ну а я вот такой родился, у меня и бабушка такая была, не хочу постоянства, порядка, регулярности!

Да, но если нет регулярности, то все в этом мире вокруг меня становится непредсказуемым, как же тогда жить, если не знаешь, что ожидать через мгновение! Ну и пусть, ну и ладно, чего же хорошего в предвычисленной, расписанной, расчерченной схеме! Хочу с радостью отдаваться живому течению жизни. Что будет, то и будет...

Но тогда невозможно будет управлять всем окружающим, в чем же тогда роль человека, царя зверей, владельца и властелина мира? Ведь только при помощи науки он превращает всех орлов и львов в послушных баранов, иначе, без использования стадных инстинктов (у каждого орла и льва какой-нибудь стадный инстинкт да найдется, стоит лишь с пристрастием проанализировать его поведение!) нельзя будет управлять и владычествовать. И вот лапласовский детерминизм превратил мир в огромную механическую бездушную скотину.

Однако и этих жесточайших ограничений оказалось мало, надо было еще обеспечить выполнение требований обратимости (а жизнь не беспокоится об удобстве приложения научных норм о смене знака в уравнении), устойчивости (но разве всегда в природе малые воздействия дают малые результаты?), равновесности (и опять-таки - концы с концами обязаны сойтись только в наших научных схемах, в жизни же все сложнее, загадочнее, непонятнее)...

Ну а что же плохого в этой жесткой научной требовательности, в чем же погрешила против истины строгая наука? Разве нет в природе такого фрагмента, который удовлетворяет всем этим условиям? Есть, конечно, не в мире же фантазий живет объективная рациональная наука! Однако в реальной действительности он составляет пренебрежимо малую частичку огромного мира. Наука просто исказила пропорции. Но затем, загромоздив своими логическими конструкциями и их техническими реализациями все мое личное окружение, заставив меня смотреть на мир через свои приборы, она и мое восприятие реальности деформировала! Так в чем же были неправы просвещенные китайцы XVIII века, воспринявшие как непревзойденный пример антропоцентрической глупости достижения европейцев, будто бы установивших простые количественные законы, которым подчиняется природа? [7]

Мир стал поразительно нецелостным. Из него, огромного, безбрежного и бесконечно разнообразного, была выхвачена только одна часть. Наука загнала в схему осколок этого прекрасного мира, оказавшийся наиболее пригодным для схематизации, механизации, обездушивания и обезличивания.

Из мира выдернули одушевляющую связь, и божественно совершенный живой организм с массой неупорядоченных, зато милых, родимых, пятен и пятнышек, непричесанных особенностей, рассыпался, превратился в груду осколков и обломков, из которых ценой неимоверной, изощреннейшей, талантливейшей изобретательности, заслуживающей лучшего, гораздо лучшего применения, сконструировали, собрали, свинтили железную лязгающую машину, в которой ничего лишнего, нерационального, живого и свободного уже и быть не могло, по замыслу Главного конструктора. И для человека, когда-то тоже живого и свободного, места в этом мире уже не было предусмотрено.

Нет, нет и нет, скорее на волю, на свежий воздух из этого ограниченного, замкнутого пространства!

Горело железо, вода и снег,
И воздух горел треща.
Метался в пламени человек,
Дымилась его душа.
И разум с миром утрачивал связь,
Как сын со своим отцом,
И солнце глядело на мир дивясь,
Чернея как снег лицом.
Когда же остыл как в жилах кровь,
Обугленный прах долин,
И стало видно пространство вновь
До самых его глубин,
Увидели люди с далеких мест,
И дыбом волос трава:
На каждом метре земли - крест,
На русской земле - два!

Так понимает нынешнюю ситуацию студентка хабаровского Института культуры Злата Омелина.

Но не только первокурсницы догадывались, что неладно что-то в датском королевстве. Нутром чуяли неблагополучие даже некоторые академики - те, у которых еще не отсохло напрочь это самое нутро. Напомню только одну из тревожных оценок: нынешняя научная картина мира - "унылая штука без звука, без запаха, без цвета. Одна только материя, спешащая без конца и без смысла" [8].

Когда-то, при завершении постройки мира по проекту механики, потребовалось вмешательство свыше:

И молвил Бог, - явись, Ньютон,
И сразу свет разлился.

Вряд ли могло обойтись дело без участия всевышнего и при осознании необходимости перестройки мира.

И молвил бог, - явись, Пригожин, и сразу... нет, пожалуй, не сразу, и не яркий свет, а сверкнул хоть луч, проблеск понимания, куда же мы забрели, и каким должен быть вектор выхода из тупика. А выход... чего же может быть более ясного - надо включить задний ход, перенести акцент в изучении от обратимых процессов к необратимым, от равновесных реакций к неравновесным, от построения мира регулярного, предсказуемого и вычислимого, пассивного к взаимодействию с миром активным, в поведении которого огромную роль играет случайность.

Достаточной ли будет реализация прозрений И. Пригожина, чтобы исправить все деформации, накопившиеся за двадцать пять веков упорного, методичного продвижения к катастрофе? Нет, но ведь даже путь в десять тысяч ли обязательно начинается с первого шага. Должны же мы хоть когда-то повернуть от пропасти! Лучше поздно, чем никогда...

Но что меня сейчас особенно удручает, так это мои поразительно малые достижения в разъяснении синергетики. В чем же причина?

С одной стороны, дитя асфальта воспринимает мир как техническую конструкцию, оно среди железок родилось, сжилось, срослось с ними, и ему даже в голову не приходит, что может быть что-то иное, что в этом устройстве мира есть какой-то порок, тем более порок совершенно нетерпимый.

С другой стороны, дитя природы (есть среди студентов и деревенские ребята, и даже приехавшие из тайги и тундры) не может понять, как можно было представить мир механическим, схематическим, регулярным и упорядоченным, и в чем же тут проблема - вернуться к немеханическому мировосприятию.

И середины нет, как нет и историчности понимания - сначала было целостное мировосприятие, потом оно становилось все более и более ограниченным и ущербным, и вот пришла пора сделать первый шаг на пути к восстановлению целостности и многогранности.

Да и авторы синергетических трудов и талмудов не сильно помогают в прояснении ситуации, скорее наоборот. И студенту остается лишь вызубрить положенный звукоряд, эти бессмысленные колебания воздуха, сбросить на голову преподавателя весь ненужный хлам и с облегчением забыть непонятные, но обязательные и потому ненавистные догмы.

Тем и ограничивается обычно знакомство студента с синергетикой.

Но и типичный научный сотрудник не многим отличается от первокурсника по степени проникновения в сущность синергетики. Спрашиваю одного коллегу, - объясни мне, что это за зверь? "Быр-быр-быр, - по-писаному чешет коллега, - мыр-мыр-мыр..."

- Володя, это я и без тебя знаю, - перебиваю я заведующего лабораторией синергетики в институте Академии наук (в "большой" Академии!), - а можешь ты мне по-человечески растолковать, без премудростей?

Увы, по-человечески, без премудростей растолковать, что такое синергетика, оказалось невозможным...

Мы сами копаем могилу свою

После второй мировой войны у мирового сообщества возникли было надежды на решение всех экономических и социальных проблем для всего населения земного шара, и когда слаборазвитые страны были названы развивающимися, это не было похоже на лицемерие. Индустриально развитые государства, по-видимому, искренне хотели помочь им справиться с голодом, нищетой, болезнями, неграмотностью и прочими трудностями. Научно-техническая революция укрепляла надежды. Новые технологии в энергетике, связи, массовом промышленном производстве и в особенности впечатляющие достижения "зеленой революции" раздвинули горизонты общечеловеческого развития. Однако первые же раскаты глобального экологического кризиса зажгли красный свет на пути решения проблем человечества за счет природы.

Оказалось, что биосфера не в состоянии прокормить более 2,5 миллиардов человек, если они будут питаться как американцы, литосфера не сможет обеспечить энергопотребление более чем 1 миллиарду человек, если они будут расходовать невозобновляемые ресурсы как американцы. А когда выяснилось, что близки к исчерпанию запасы пресной воды, пригодной для питья, что ежегодный прирост техномассы на порядок превысил прирост биомассы, что пределы допустимого воздействия на биосферу превзойдены в 8-10 раз, что уничтожено уже 70% естественных биоценозов, что рубеж самовосстановления биосфера перешла уже два-три десятилетия назад...

Стало необходимым менять стратегию развития человечества. На ведущие рубежи вышла синергетика. Более того, под все естествознание, обществознание, человековедение была подведена синергетическая основа. Была заменена вся картина мира.

Ситуация сложилась до изумления нестандартная. В последней трети двадцатого века, когда весь комплекс наук достиг небывалого совершенства, проводить такую реструктуризацию? Однако введение понятия "самоорганизация" сделало это необходимым.

Главным принципом синергетики стало - развитие возможно только в открытых системах. То есть самоупорядочение происходит лишь в системе, свободно сообщающейся с внешней средой. При этом под внешней средой понимается более широкая система, из которой упорядочивающаяся система черпает необходимый ей порядок и в которую сбрасывает свой избыточный беспорядок. И доказательства этого неопровержимого принципа синергетика находит в современной физике, химии, биологии, социологии, экономике...

И если природа как внешняя среда уже не может обеспечить устойчивое саморазвитие человечества как целого, то сужается понятие "саморазвивающаяся система". Отныне это только "общечеловеческая", то есть западная цивилизация, или еще точнее - НАТО плюс Япония, Израиль и "тигры". Внешней средой стали четыре пятых человечества, не вошедшие в "золотой миллиард" - республики бывшего СССР и бывшие развивающиеся, ныне откровенно деградирующие страны. Бывшие страны "народной демократии" допущены пока лишь в чистилище.

И попытка оценить все экологические, экономические, социальные процессы с точки зрения синергетики сразу приносит ясность. Если "золотой миллиард" упорядочивается, там господствуют процессы политической и экономической консолидации, усиливается НАТО, то порядок этот извлекается из внешней среды, которая получает взамен порцию беспорядка - и распадаются Советский Союз, Югославия, Организация Варшавского договора. У них очищается Рейн, Великие Американские озера - у нас загрязняется Амур, Байкал, Дон и Волга. У них процветает пернатое население в штате Нью-Гемпшир - у нас вымирают последние остатки популяции тигров. Они налаживают взаимопонимание между нациями и расами, и в каждом американском фильме фигурируют в качестве положительных героев негры (виноват, афроамериканцы!), у нас вспышки национальной розни пожинают свою кровавую жатву и редким исключением стали на телеэкране русские физиономии. Обобщая, можно сказать, что мы и они идем в прямо противоположных направлениях.

И все наши беды проистекают вовсе не от того, что Россия страна дураков, и что у нас все не как у людей. Нет, так оно и должно быть согласно незыблемым законам синергетики. И ставить нам в пример их процветание - все равно что ставить в пример раковому больному процветание его злокачественной опухоли.

Дальнейшее становится элементарным логическим выводом. Чтобы у них возрастало потребление товаров и благополучие населения - у нас все должно снижаться и ухудшаться. Чтобы они добились сохранения своих природных ресурсов, мы должны поступиться нашими невосполнимыми запасами. И так далее. Но для этого необходимо проводить политику открытого экономического пространства. Это их главное требование к нам. Им это необходимо для их развития. А нам это зачем? Ну как же, нам это нужно для тех же самых целей. Для их развития. Говоря высоким штилем - для развития "общечеловеческой цивилизации". Мы играем самую главную роль в процессе эволюции. Роль удобрения. Навоза.

Что дальше? А то же самое. Процесс-то пошел... Уровень производства в России составил в 1997 году 46,5% по сравнению с 1990 годом. И верить в оптимистические заклинания властей о наметившейся тенденции роста или стабилизации могут только люди, не знакомые с синергетикой, главной наукой современности. Для этого нужно повернуть вспять развитие цивилизации. Уничтожение нашего производства нужно "общечеловекам" для сбыта своей готовой продукции и вывоза нашего сырья.

Дальний Восток - это "Россия в квадрате". Как наша страна в целом отстает от Запада по уровню своего экономического и технического развития, так и мы отстаем от российской метрополии по тем же показателям. Как Россия остается сырьевым придатком цивилизованных стран, так и мы - сырьевой придаток Москвы и ее обширных окрестностей. И падение производства у нас рекордное для российских регионов: в Еврейской автономной области уровень производства 1997 года достиг 15,5% от 1990 года, в Хабаровском крае - 25,7%. То же самое и по всем другим параметрам. И поэтому у нас должны особенно контрастно ощущаться обычные беды и проблемы всей нашей многострадальной страны.

Так оно и происходит. На территории, подведомственной Ассоциации Дальнего Востока и Забайкалья, сосредоточены колоссальные природные богатства, можно добавить - к сожалению, при нынешнем векторе развития цивилизации, сосредоточены. Мы владеем 99,7% российских алмазов, 80% золота, здесь учтено 20-30 миллиардов тонн углеводородного сырья, мы - обладатели 60% рыбы и морепродуктов России, причем по самым ценным из них (лососевые, осетровые, кальмары, крабы, морская капуста) мы практически являемся монополистами [9]. У нас огромны запасы биологических ресурсов леса (древесины, другого растительного сырья, пушнины, животного сырья лечебного назначения и пр.). Поэтому и шквал рыночной стихии должен быть у нас самым подавляющим, уничтожающим, опустошающим.

"Главная атака на ресурсы идет не со стороны проживающего здесь населения, а в ходе коммерческих рубок леса, большинство из которых ведется зарубежными корпорациями или для их потребления. Взрыв международной торговли и потребления 90-х годов меняет ландшафт по всему региону", - такая беспристрастная констатация содержится в выводах российско-американско-китайской комиссии, изучавшей вопросы природопользования в бассейне Уссури в 1996 году [10]. Контрабанда леса достигла невероятных масштабов. Один термин чего стоит - "ясеневая лихорадка"! Личное знакомство с ситуацией убеждает - вырубки ведутся на площадях, тысячелетиями не знавших топора, в запретных, охранных зонах, в заповедных лесах, ведутся по ночам, бандами "лесных братьев".

Браконьеры порют икру на нерестилищах. На сколько лет хватит нам остатков нашего лососевого стада? ОМОН и лесоохрана борются с мелкой сошкой, а воротилы, вывозящие икру самолетами и пароходами, остаются вне досягаемости органов природопользования. Если медвежья желчь, струя кабарги, панты, пенисы и мочевые пузыри оленя стоят бешеных долларов на внешнем рынке, есть ли у носителей всего этого целебного сырья хоть какой-то шанс на выживание в условиях открытого экономического пространства? Если доля иностранных инвесторов в доходах от эксплуатации морских месторождений сахалинского газа 90%, а доля в расходах 23%, и при этом все загрязнения окружающей среды достанутся нам, ибо никакая морская нефтедобыча невозможна без потерь и утечек, то не в убыток ли нам пойдут наши богатства? И когда бесконтрольно за рубеж вывозится рыба на миллиард долларов ежегодно, то истощаются наши морские биоресурсы, ржавеют и изнашиваются наши корабли, а заграница получает наши пищевые ресурсы за пригоршню своих безделушек.

Если у нас не государство управляет рынком, а рынок управляет государством, это означает всего-навсего, что нити управления уходят туда, где те самые органы, которым положено, и управляют этим самым рынком, как и положено. Просто происходит это не в нашем государстве. Впрочем, это лишь одно из элементарных последствий синергетики.

И ситуация не изменится, пока российская политика не сменится на противоположную и вместо защиты интересов "общечеловеческой" цивилизации не будет защищать наши национальные интересы. Нам ни в коем случае не следует становиться "окружающей средой" для "общечеловеков", то есть источником сырья, рынком сбыта и полигоном для захоронения отходов цивилизации.

...Попытка решения вселенской проблемы в отдельно взятой "общечеловеческой", т. е. западной цивилизации обречена на провал. Нет, конечно, "золотой" миллиард сможет остаться на земле один, уничтожив в конкурентной борьбе остальные, не золотые (серебряные, бронзовые, чугунные, дубовые, стоеросовые и т. п.) миллиарды. А что потом? Да он, яхонтовый, бриллиантовый, и один, сам по себе, без недоразвитых и развивающихся, будет оказывать давление на природу большее, чем до того со всеми своими бывшими неполноценными, не достойными жить на земле, соседями.

И все возвращается на круги своя.

Открытые, как распоротый мешок

Итак, самоорганизация возможна только в открытой системе, заимствующей все необходимое для своей эволюции из другой, более широкой системы, которая служит для эволюционирующей системы внешней средой. Почему не наоборот? А это, извините, конкуренция, в точности такая же, как и в свободном рыночном обществе. Так уж бывает, так уж выходит - кто-то теряет, а кто-то находит... Не зевай, кум, на то и ярмарка!

Поэтому синергетику часто называют неодарвинизмом эпохи кризиса ресурсов. Характеристика убийственно точная.

Но почему раньше ее не было и нужды в ней не было? Ведь конкуренция не в конце двадцатого века появилась!

Я предложил бы такое объяснение загадке. Вот, допустим, тебе надо принести свою собственную овцу в жертву своим плотоядным аппетитам. Ты спокойно берешь нож, не спеша точишь его на глазах у приговоренного живого существа, поудобнее поворачиваешь ему голову, чтобы поменьше запачкаться в крови... У бедной овцы в огромных глазах наворачиваются слезы, они катятся одна за другой и капают на пол, но овечья покорность не побуждает ее ни к малейшему проявлению сопротивления.

А попробуйте зарезать поросенка! Сколько визгу, беготни, барахтанья, отчаянной безнадежной борьбы за жизнь! Ему нельзя даже издалека показать нож, нет, орудие убийства надо держать за спиной, отвлекая внимание обреченного лживыми ласками, почесывая поросячьи подмышки и постепенно подводя нож под левую лопатку.

Когда "общечеловеки" грабили природу, с ней можно было обращаться как с безответной овечкой, когда же дошла очередь до недоразвитых братьев, то пришлось старательно отвлекать их внимание, иначе заверещат недоразвитые, дергаться начнут и возмущаться, взывать к совести и справедливости. Нет, этих без синергетики свежевать себе дороже обойдется!

И чем непонятнее синергетика, тем лучше. С поросенком разговаривай хоть на французском, лишь бы строй речи звучал убаюкивающе! И потому на нас хлынули издевательские потоки наукообразной премудрости. Невозможна, видите ли, эффективная экономика в закрытом пространстве. Все примеры бурного производительно-потребительного роста доказывают эту простую истину.

И ведь опровергнуть невозможно! И лишь простейший вопрос не по теме проясняет ситуацию, - за чей счет? Если попробовать подбить бабки, не настолько ли понизилось благосостояние "внешней среды", четырех пятых человечества, насколько повысилось оно в самоупорядочивающейся "общечеловеческой" цивилизации? Ну а если и обнаружится какой-то, небольшой, конечно, дисбаланс, то не по причине ли выметания мусора в другую комнату, в природу, и тогда станет понятным и опустынивание Африки, и облысение Южной Америки, и загрязнение рек в Азии?

Ну неужели неясно, что вся синергетика излагалась до сих пор как минимум односторонне! С точки зрения самоупорядочивающейся системы, открытой во внешнюю среду. А если взглянуть со стороны внешней среды, в которую открыта эта благополучно и самодовольно прогрессирующая система?

Если попроще, лекцию о питании, написанную волком, слушают бараны. Они доверчиво внимают, тщательно конспектируют, согласно кивают головами, - да, все убедительно и доказательно, да, аргументация безукоризненна, практические рекомендации ясны и однозначны. Да, к заходу солнца нам надо собраться у опушки леса. Да, будет исполнено, да, можете не сомневаться.

А казалось бы, чего же очевиднее? Разве бараны - это волки? Разве у волков и баранов могут быть общие интересы в вопросах питания?

Так кто же тогда такие наши нынешние политики и экономисты, фантастически тупые бараны или волки в бараньей шкуре? Скорее всего, в наших верхних коридорах всякой твари по паре. Убежденные компетентные теоретики открытой экономики, хранящие свои миллиарды в швейцарских банках, исповедуют синергетику совершенно искренне, они бескомпромиссные последователи американского генерала Филиппа Шеридана, героя Индейской кампании, автора бессмертной формулы: "Хороший индеец - мертвый индеец", - и они очень хотят сделать всех русских хорошими, в чем имеют несомненные успехи, и вот по миллиону русских каждый год становятся хорошими.

Есть наверху и явные бараны, бескорыстно осваивающие новейшие достижения цивилизации: "Да, конечно... Да, к заходу солнца... Ну что вы, конечно, не опоздаем..."

Но альтернативой цивилизованной открытой экономике является отнюдь не только закрытая экономика, железный занавес, автаркия, нет, можно быть открытым всему миру, общаться с ним, имея чистые и честные, бескорыстные намерения, но для этого нужно встречное стремление, в основе которого может лежать только отказ от алчности и грабительского отношения ко всему миру.

Закон сохранения не будет нарушен в любом случае. Сколько от чего убавится, столько же присовокупится к другому... Можно жить в открытом обществе на основании евангельского принципа: "Блаженнее дарить, нежели принимать", - и так оно и было до появления обменно-рыночной цивилизации, привнесшей в историю человечества войны и насилие, порабощение и жестокость, которых раньше не было, о чем свидетельствуют многочисленные археологические и исторические доказательства [11], и так оно и осталось вплоть до наших времен в местах, куда не проникла "общечеловеческая цивилизация" [12].

А во что открыта самоупорядочивающаяся Вселенная? Если она охватывает "все" - иначе что она за Вселенная, - то только на "тот свет". И чем тогда наука отличается от религии, от мистики, так ею третируемой?

Говорят, ее вмещает вакуум, но это не тот вакуум, который раньше обозначал пустоту, теперь это Нечто по имени Ничто, и в этом Нечто нет ничего, кроме того, что нужно теоретикам, очень мудрым академикам, чудакам на букву "м", для заполнения внезапно образовавшейся бреши в логическом выводе. Оттуда и поступает недостающая для развития энергия, так как в вакууме как раз и нет ничего, кроме энергии. Язык-то без костей, определения даем мы - сами даем, сами и ставим штамп истинности.

Deus ex machina, так называли античные драматурги литературный прием, когда на сцене все запутывалось до полной потери надежды на понимание с позиции здравого смысла, и тогда на веревке с потолка опускали чучело господа бога, который в директивном порядке расставлял последние точки в сюжете.

"Хороший теоретик всегда может объяснить любой результат, верный или неверный", - говорят философы.

Положительная и отрицательная реакция системы на нарушение равновесия

Итак, во внешней среде было немножко порядка, а в развивающейся системе немножко беспорядка. Включается синергетика, и из окружающей среды будет извлечен остаток порядка, а в нее будет сброшен остаток беспорядка. Каков же механизм перераспределения, почему оно не идет в противоположном направлении?

Сначала небольшое лирическое отступление. Академик-студент С.П. Крашенинников рассказывает о том, какими способами можно ловить медведей:

"Досками, в которые наколотя зубцов железных, кладут их на медвежий след. Перед доскою ставят такую же западню, как раньше показано. Когда медведь, испужавшись западни, скорее в бег устремится, то необходимо на доске будет, в котором случае бывает и смешное и жалостное позорище: ибо медведь, увязя на зубец одну лапу, другою бьет по доске, чтобы свободить первую; но как и другая увязнет, то становится он на дыбы держа доску перед собою, которая сверх болезни передним лапам тропу перед ним закрывает, чего ради принужден он бывает стоять и думать. Напоследок начинает он сердиться и задними лапами отбивает доску; но как и те увязнут, то падает он на спину и с жалостным ревом ожидает своей кончины.

...Ленские и илимские крестьяне ловят их смешнее еще прежнего: они привязывают превеликой чурбан на веревку, которой конец с петлею на тропу ставят близ высокого дерева. Как медведь попадет в петлю, и несколько поддавшись приметит, что чурбан итти ему мешает, то он с ярости ухватя его взносит на гору и на низ бросает с превеликою силою, а им и сам сдергивается и пад стремглав убивается. Ежели не в один раз он убьется до смерти, то до тех пор продолжает свою работу, пока издохнет... На объявленной последней сибирской способ много походит и тот, которой в России, а особливо при пчельниках, употребляется. На деревах, где борти, привязывается к оцепу превеликой чурбан, чтоб оной медведю на дерево лесть препятствовал; медведь хотя от того избавиться, отводит его в сторону помалу, но как чурбан ударит его по боку, то он с ярости дале его бросает, но оттого большей удар прочувствовав отбрасывает его всею силою к большему вреду своему; сие продолжать не перестает он, пока или убивается или утомившись стремглав на землю падает" [13].

Бедный медведь! Не знает оной неграмотной зверь законов колебания маятника: чем большую ты прилагаешь отклоняющую силу, тем большей будет возвращающая сила, и чем больше будет отклонение чурбана на оцепе, тем больший удар ты почувствуешь. Но и мы, грамотные, намного ли умнее, - мы назубок вызубрили еще на школьной парте, что действие равно противодействию, вот и проборматываем не задумываясь это магическое заклинание, подразумевая, что действие всегда равно противодействию. А если бы увязя в проблемах, мы брали бы пример с медведя, которой принужден бывает иной раз стоять и думать, то ведь и мы бы остановились и задумались тоже, и возник бы вопрос, - а действительно ли всегда? Не бывает ли наоборот? И не чаще ли в жизни бывает именно наоборот?

Ну взять хотя бы случай, диаметрально противоположный маятнику - шар на спице.

Шар на спице можно уравновесить лишь теоретически, если в мыслях полностью исключить любое внешнее воздействие на систему, то есть чтобы не было ни дуновения ветерка, ни малейшего колебания опоры; кроме того, шар должен быть идеально симметричным, спица должна быть идеально острой.

Но все же допустим, что мы действительно установили шар на спице. Как будет реагировать эта система на внешнее воздействие? Противоположным, чем маятник, образом. Увеличиваться по мере отклонения от состояния равновесия будет не возвращающая сила, а отклоняющая. И шар на спице, чем дальше, тем больше будет терять шансы на восстановление равновесия. Пока все не завершится окончательным крахом, и шар не рухнет на фундамент.

Итак, есть положительная (шар на спице) и отрицательная (шар на нити) реакция системы на нарушение равновесия. И если раньше наука обращала внимание исключительно (или хотя бы преимущественно) на отрицательные реакции, и отсюда заклинание "действие равно противодействию", то синергетика обнаружила противоположный крен в повышенном интересе к положительной реакции системы на изменение: действие вызывает не противодействие, а содействие.

Еще одна параллель. Действие равно противодействию в том случае, когда ты пытаешься привлечь к себе женщину: чем сильнее ты ее притягиваешь, тем сильнее она отталкивает тебя. Действие равно содействию, когда ты пытаешься привлечь к себе женщину: чем сильнее ты ее притягиваешь, тем сильнее она притягивает тебя. Ясное дело, в первом случае речь идет о женщине, которую ты не любишь, но которой хочешь овладеть, а она тебя и не любит и не хочет. Во втором случае речь идет о взаимной любви. Вот так и в науке о природе.

И еще одна аналогия. Чем больше сближаются, тем сильнее отталкиваются электрические заряды одинакового знака, чем больше сближаются, тем сильнее притягиваются заряды противоположного знака. То же и с магнитными полюсами.

Секрет устойчивости, стабильности, сохранения status quo - в отрицательной реакции. На ней основано явление гомеостазиса, допустим, сохранения температуры живого тела за счет поступления энергии с продуктами питания, за счет теплоизолирующего подкожного слоя жира, за счет шерсти; человек решает ту же проблему сохранения постоянной температуры тела с помощью питания, изготовления одежды, жилья, с помощью активного подогрева - тут и костры, тут и допотопные печки, и системы центрального отопления.

А вот секрет развития, ускоряющегося изменения - в положительной реакции системы на нарушение равновесия.

Как образовались планетные массы из первичной газопылевой туманности, в которой все частички были распределены равномерно? Все они имели более или менее равные размеры, находились одна от другой на приблизительно равных расстояниях, соответственно и притягивали друг друга одинаково. Ни одной из них не было ни малейшего резона присоединяться к другой. Но они находились в постоянном хаотическом движении, и вот стоило двум из них случайно сблизиться, как они начинали тянуть в свою сторону любую из прочих равных соседок двойной тягой. Той не оставалось никакой альтернативы, как двинуться к своей удвоившейся подруге. После присоединения возникала тройная тяга, и в конкуренции за чужие массы это ядро будущей планеты получало явное превосходство, все возраставшее и возраставшее по мере дальнейшего роста и развития. Процесс пошел...

Личинки жука Dendronotus micans, распределенные в начале наблюдения случайно, более или менее равномерно, начинают движение в направлении возрастания концентрации фермента феромона. И чем больше они сближаются друг с другом, тем мощнее становится испускаемый их множеством сигнал. Спустя 21 минуту после начала эксперимента все они за редкими исключениями собираются в одну плотную массу [14].

Те же процессы приводят и к образованию построек термитов. Каждый из них в начале строительства откладывает в случайном месте комочек земли, пропитанный гормоном. Запах гормона привлекает других насекомых, которые и сносят свои порции в направлении, наиболее для них притягательном. Очень быстро происходит концентрация усилий всех участников возведения постройки [15].

Ничем не отличается и процесс урбанизации. Наибольшая концентрация населения позволяет создать наибольший ассортимент услуг и удобств, будущие поселенцы ищут места самые комфортные и удовлетворяющие наиболее разнообразные потребности - и город начинает расти как снежный ком.

Падающего подтолкни - девиз конкуренции. Продолжим рассмотрение этого феномена на примере кантовского механизма формирования планет. Первоначальный процесс образования зародышей планетных масс шел, шел и зашел очень далеко. Будут эти массы конкурировать с каждой отдельной частичкой в остатке первоначального газопылевого облака? Нет, конечно, они будут просто диктовать ей, предписывать нормы поведения.

Отдельный жучок Dendronotus micans может конкурировать с образовавшейся колонией, термит-одиночка долго будет жить в своем свободном гордом одиночестве? Куда там! Ему придется быстренько примкнуть к сильнейшей колонии.

Вот и "деньги к деньгам" - азы рыночной экономики. Если у тебя было много - станет еще больше, было мало - не останется совсем ничего. Будут бедные беднеть, богатеи богатеть... И очень, очень скоро свободная конкуренция сведется к диктатуре крупного капитала.

Фернан Бродель, один из главных идеологов капитализма, автор фундаментальных работ по философии капиталистического развития [16], критикует В.И. Ленина, пришедшего к выводу, что свободная конкуренция на этапе империализма перерождается в монополию крупного капитала. "Капитализм всегда был монополистическим", - восклицает главный теоретик [17]. "О чем я особенно сожалею, так это о том, что и в капиталистическом, и в социалистическом мире упорно отказываются различать капитализм и рыночную экономику" [18]. Рынок со своими свободами существовал когда-то, когда крестьяне на телегах привозили нехитрые домашние товары в село, расположенное на перекрестке дорог, но очень скоро свою диктатуру на всех перекрестках мира установили негоцианты, ведущие крупную дальнюю торговлю (Fernhandel), и только немногих своих допускали они в круг избранных ("Эксплуатировать мир не может любой желающий" [19]), который и определял все - взлеты и падения, разорения и обогащения, курс валюты и стратегию развития производства и потребления. При этом негоциантам, черным баронам, олигархам, людям без души и без Родины, вовсе не интересно ни благополучие, ни процветание какой угодно страны пребывания: международная торговля не обогащает никого, кроме самой торговли, - к такому категорическому выводу пришли в начале XX века русский философ П.А. Кропоткин и индийский философ П.Р. Саркар в конце века.

И нужно было быть последним идиотом, чтобы ринуться в стихию рыночной конкуренции с надеждой на обогащение, как это сделали в эпоху горбачевско-ельцинской перестройки миллионы "челноков", за которыми с издевательской ухмылкой наблюдали истинные хозяева страны и мира, крупные финансовые воротилы. Что ж, "коммерсанты" получили по заслугам - выжатые как лимон, опустошенные духовно и разоренные материально, они были отброшены за порог как грязная тряпка, как только отпала нужда в них как в электорате за капиталистические преобразования.

Важнейшим насосом по перекачке жизненно важных ресурсов из бедных стран в богатые стали нынче крупнейшие финансовые конгломераты - Международный валютный фонд, Всемирный банк, Всемирное торговое объединение. Они с готовностью выделяют странам, находящимся в безвыходном положении, долги под грабительские проценты - таков главный прием любого ростовщичества и лихоимства.

На механизме положительной реакции на изменения основывается и политический передел мира. Экономики богатых стран обнаруживают явные склонности к объединению с целью разорения бедных малых стран и поглощения их ресурсов. Именно по этой причине мыслящие "зеленые" призывают к упразднению главных орудий порабощения - Всемирного банка и Международного валютного фонда, к борьбе против консолидации индустриально развитых стран и за объединение малых стран, самих по себе неконкурентоспособных [20].

С сильным не дерись, с богатым не судись - эта народная мудрость давно известна. И вот я спрашиваю студентов-юриспрудентов: "На чем вы собираетесь основывать свое будущее материальное благополучие? Ведь богатых преступников будете оправдывать, а если захотите защищать справедливость, то и на кусок хлеба не заработаете. А вот в перекрестие прицела попадете - это вполне вероятно".

То же и с общественным мнением. Технология и здесь отработана до деталей. Сначала надо организовать хоть несколько нужных взаимно согласованных высказываний, потом они быстро подстраивают под свою фазу все более и более широкие массы людей. Человек перестает быть индивидуумом, становится человеком-массой.

С внедрением СМИ в социальные процессы все резко упрощается. Начинается оболванивание - все становятся болванчиками, которые кивают головами в такт, согласно всему, что изречет телемагнат и что дружно подлают шавки - наши великие телевизионные ведущие. И уже остаться самим собой в этой лавине, которая катится вниз, вниз и вниз, подминая под себя все и вся, невозможно. Представьте хотя бы болельщика "Динамо" в толпе фанатов "Спартака" - у него практически нет шансов на сохранение не то чтобы своей позиции, а даже и жизни. Или попробуйте шагать не в ногу посреди колонны, чеканно марширующей под звуки духового оркестра! И чтобы не капитулировать перед подавляющим воздействием телевидения, тебе потребуется героическое подвижничество, причем нужно сохранить способность к тончайшей чуткости души, не окаменев от напряжения в противостоянии. Нужно сохранить болезненную чувствительность в сочетании с гранитной незыблемостью принципов. То есть и тут синергетика - порядок в движении, динамис мобилис.

Вспомните, как телевидение уничтожало Е.М. Примакова. У него практически не было конкурентов по популярности, и рейтинг премьер-министра, отважившегося бросить вызов нефтяным баронам [21], достиг пиковой величины. Тем более что это был свой, капиталистический деятель! Но черные бароны не желали допускать ни малейшего постороннего вмешательства в свою вотчину, в которой они чувствовали себя полными хозяевами! И у них в руках были все средства массовой дезинформации. Тем не менее они столкнулись с пикантной ситуацией: на Е.М. Примакова не нашлось компромата! Уникальный случай в большой политике, но... Редчайшее исключение, однако все же и такое бывает.

Понятно, что наемные имиджмейкеры не растерялись. Объекту их травли незадолго до того сделали операцию на тазобедренном суставе. И вот с голубых экранов на голову опешившего обывателя обрушили массу неаппетитных зрелищ - что такое подобная операция. Окровавленное мясо; крупным планом руки хирургов, как у трудящихся скотобойни; гулкими ударами внушительного молотка загоняют шурупы в кость... Всего за две недели рейтинг самого популярного деятеля упал до нужного минимума, и с политическим противником было покончено.

Всеохватность синергетики иллюстрируется на примерах из самых далеких друг от друга областей знания.

Как растет раковая опухоль? Когда одна из клеток живой ткани начинает вести себя по принципу конкуренции, а не взаимопомощи, она сразу становится обреченной на победу, так как масса опухоли возрастает по экспоненте.

Еще один яркий эталон положительной реакции системы на нарушение равновесия - прорыв плотины.

В шестидесятые год работал я в экспедиции на восточном побережье Камчатки. Ушли мы на неделю от базового лагеря, разбитого около устья реки Алтын, в горы. Возвращаться пришлось ночью. И вот иду я по знакомым до последнего кустика местам - и не узнаю их. Какое-то огромное озеро, над гладью которого лишь иногда торчат одинокие кустики; по ровной, как зеркало, водной поверхности издевательски бегут лунные дорожки.

И только когда рассвело, понял я, в чем дело. Сильнейший шторм за несколько дней до нашего возвращения нагородил плотину и полностью отрезал реке выход к морю. Вода постепенно прибывала и заполняла водохранилище. Это было внушительное зрелище - на несколько километров вдоль моря тянулся высокий песчаный вал. В конце концов уровень озера сравнялся с гребнем. И я стал свидетелем грандиозного явления - прорыва плотины.

Сначала одна капля воды сдвинула с места одну-единственную песчинку. В образовавшуюся микроскопическую ложбинку скользнула вторая капля, еще одна сдвинутая песчинка, еще одна капля - каждая песчинка открывала возможность для продвижения одной капли, каждая следующая капля отодвигала со своего пути очередную песчинку, и вот уже обозначилась небольшая струйка, меньше, чем из чайника, потом она на глазах стала расширяться и увеличиваться, и вдруг - сразу прорыв, с воем, шумом и грохотом. Хорошо, что я вовремя позаботился оказаться на нужном мне берегу реки, а то вообще оказался бы отрезанным, так как в течение как минимум недели было страшно просто подойти близко к устью, а о переправе нечего было и мечтать.

Похожую историю рассказала студентка Н.А. Костина из Охотска. Властям и хозяйственным руководителям не понравилось, что выход в море из охотской лагуны расположен слишком далеко от порта. И вот прокопали они новый проран в удобном месте поблизости от причалов. Вода с готовностью хлынула в этот новый канал, но не остановилась на этом, а начала глотать сваи, бетонные стенки, береговые сооружения...

Иметь дело с положительными реакциями опасно. Запустить их легко, но вот остановить...

Тот же характер имеют снежная лавина в горах, ядерная цепная реакция. Одна снежинка, один обломок ядра, еще и еще, четыре, восемь, и - сразу гигантский обвал, сразу взрыв, сметающий и испепеляющий все.

Такова же природа и лазерного эффекта, - если хотя бы два атомных излучателя начинают колебаться синфазно, согласуют свои действия и по вектору, и по частоте, то далее лавинообразно, взрывообразно в эту согласованную колебательную систему вовлекаются и другие молекулы кристалла.

Несколько десятилетий занимался я нахождением геологического порядка в хаосе массовых исходных данных. Сквозь хаотическое нагромождение материала, не отображающего строение недр, совершенно невозможно было рассмотреть поведение слоев земных. Но стоило лишь мимолетным проблеском мелькнуть идее - у долго живущих ископаемых видов, не контролируемых геологической эволюцией, величина интервала, занимаемого ими в скважине, расширяется с возрастанием количества находок, у тех же, чье время жизни ограничено одной из слоистых пачек, вскрытых скважиной, возрастание числа находок должно вести просто к возрастанию их концентрации в фиксированном интервале слоев.

И вот практическая рекомендация - нужно не бояться набирать много-много материала, в котором содержится очень малая доля порядка. Отбраковка шума, признаков-помех стала элементарной технической процедурой [22]. Навозну кучу разрывая, петух нашел жемчужное зерно... Была бы куча побольше, а уж зерно от нас теперь не укроется.

Тот же принцип отбраковки известен и в творчестве:

Поэзия - та же добыча радия,
В грамм добыча, в год труды.
Изводишь единого слова ради
Тысячи тонн словесной руды.

В процессе обогащения словесный материал разделяется на две неравные части - концентрат, сухой остаток, с одной стороны, и отходы, подвергнутые, как говорят работники обогатительных фабрик, разубоживанию, снижению содержания полезного элемента.

Так из хаоса черновиков возникает блистательный порядок окончательного текста. Так на семь раз переписывалась "Война и мир", пятнадцати лет работы потребовал трактат "Что такое искусство", на стостраничную статью "О жизни" Льву Толстому понадобилось исписать 2337 листов рукописей, а на пятидесятистраничную "Рабство нашего времени" - 1889 листов.

Стоит только зацепиться, найти верную идею, угол рассмотрения, дальше все идет как будто само, без личного вмешательства автора. Сначала "душа ждала чего-нибудь", потом - едва уловимый проблеск в тумане, "и даль свободного романа я сквозь магический кристалл еще неясно различал..." А потом, как прорыв плотины, сразу нахлынут, обгоняя друг друга, живые детали, образы, действия, поступки, ситуации... Они пробуждают творческую энергию, творческая энергия дарит новые находки, и тут уже и не различишь, где здесь причина, а где следствие. Магический кристалл поэзии, он и вправду чем-то напоминает лазер, собирающий все в едином фокусе, и все вдруг, все сразу. Все твои неприкаянно разбредавшиеся до того мысли, чувства и стремления выстраиваются в гармоничную совершенную композицию.

Механизм биологического развития вообще целиком базируется на положительной реакции на отклонения. Иначе как из комочка материи, гена крокодила, смог бы вырасти взрослый крокодил Гена?

В химии известны так называемые петли автокатализа. В последовательности реакций среди образующихся веществ некоторые приобретают способности к расширенному самовоспроизводству (или - вещество X стимулирует получение Y, а Y, в свою очередь - получение X) - и циклический процесс быстро разгоняется до полного исчерпания исходного продукта, иначе воспроизводство может увеличиться до бесконечности.

Из кувшина вытечь может только то, что было в нем, говорил Шота Руставели... Но вытечет все, что могло бы вытечь, до капельки, если не остановить процесс. Как же все-таки он останавливается?

Если бы существовали только положительные реакции на изменение, то крокодилы вырастали бы размером с Миссисипи, а мышь достигала бы величины горы (и почему не больше?) Но есть и отрицательные, тормозящие, стабилизирующие, гомеостатические, ингибиторные реакции - у них много названий.

Так вот, если работают только ускорители и усилители, то система в конце концов пойдет вразнос и процесс обязательно кончится крахом, если не будут вовремя включены тормоза или даже реверсы - механизмы обратного хода. И секрет жизни, развивающейся, но вечной и стабильной - в гармоничном соотношении тех и других рычагов.

Ту систему, что явно пошла вразнос, надо ограничивать, не давать ей расти дальше, себе на муку и в ущерб другим. Нужно перераспределение.

Когда из многого берется немножко, то это не кража, а просто дележка. Justum aequale est, injustum inaequale, - говорили древние римляне, - справедливо равное, а неравное несправедливо. Кража - это когда от малого отнимаются последние крохи.

В любых гармоничных обществах, живущих в атмосфере внутреннего согласия, а также согласия с природой, были известны механизмы социального выравнивания. Если богатый ненец богател уж очень сильно, а рядом голодали бедные, то общественное мнение допускало самовольный убой бедняками оленей из табуна богача. Это не считалось воровством, не осуждалось, более того, считалось предосудительным, если богач доводил дело до такой крайности. Обычно же он устраивал регулярные праздники убоя и раздачи. Он сознательно шел на обеднение, чтобы не допустить социальной несправедливости, расслоения и озлобления. И это было нормой жизни у всех коренных жителей азиатского и европейского Севера.

Такие же механизмы социального выравнивания существовали в любой народной культуре. Подарки, дары - "потлатч" - сопровождали индейца всю его жизнь. Алеут дарил соплеменникам всё имущество, когда приходил в выводу, что его богатство способно вызвать недоброжелательство и зависть со стороны соседей. Об этом я подробно написал в своей книге "Иная цивилизация" [23].

Те же выравнивающие механизмы использует и любое государство в своей внутренней политике. Есть очень чуткие индикаторы социального здоровья - соотношение доходов децильных групп, десяти процентов самых бедных жителей страны и десяти процентов самых богатых.

В Советском Союзе десять процентов самых богатых людей были всего в три-четыре раза богаче самых бедных, оттого и было советское общество стабильным и гармоничным. И в Америке, и в любой другой стране со стабильной социальной системой эта кратность заботливо сохраняется и поддерживается методами государственного регулирования в пределах трех-пяти раз. При нарушении оптимального соотношения власть обычно меняет (как правило, повышает) норму минимальной почасовой оплаты труда, обязательной для предприятий любой формы собственности. В Японии же времен ее потрясающего экономического прорыва, когда среднегодовые темпы роста производства составляли 18%, разрыв в оплате труда рядового работника фирмы и руководителя фирмы был не более чем двукратным; к началу 90-х годов он стал 5-6-кратным [24]. И как только появилось социальное расслоение и в японском обществе, когда приохотились и там предприимчивые люди делать деньги не из труда, а из воздуха, сразу опустилась Страна восходящего солнца и восходящего хозяйства на уровень развития не выше четырех-пяти процентов. У нас же в 1994 году разрыв между крайними децильными группами достиг семнадцати (!) раз [25]. У меня нет под рукой более свежих достоверных данных, но то, что этот разрыв по крайней мере не уменьшился, сомнений нет. Ведь приватизация продолжалась и продолжается, перераспределение собственности в пользу "черных баронов" идет полным ходом. Социологам же давно известно, что значение этого болезненно чуткого показателя здоровья общества более чем 10:1 приводит к антагонизации социальной структуры.

И то, что крупнейшие ученые и общественные деятели лихорадочно ищут сейчас новую модель устойчивого развития человечества в целом, уже свидетельствует о неустойчивости развития. Экономические пропорции мира бедных и мира богатых в общепланетном масштабе нарушены и искажены сверх всяких пределов.

"Общечеловеческая" явно пошла вразнос, жизнь на планете Земля стремительно приближается к окончательному краху. Да поучитесь вы, ради бога, у тех, кто владеет секретом вечности! Давно пора включить корректирующие, стабилизирующие социальные механизмы! Обстричь надо излишнюю шерсть на норковой шубе мисс Европы.

Неустойчивость

Понятно, что шар на спице - конструкция предельно неустойчивая. Другой, но уже подзабытый в нашу эпоху компьютерных игр, классический пример - калейдоскоп. Существовала когда-то такая детская игрушка. Небольшая картонная трубка с отверстием для глаза на одном торце и с простым стеклом или линзой на другом торце, в середине груда мелких цветных камешков между двумя стеклами, система зеркал. Заглядываешь - и видишь сверкающую разноцветную радиально-симметричную картинку. Малейший поворот, и перед твоим взглядом совершенно новая композиция, ничем не напоминающая первоначальную, но столь же красочная и симметричная. В общем, принцип того же шара на спице. Изменение угла наклона создает неустойчивость в нагромождении угловатых осколочков, камешки осыпаются вниз, располагаются по-новому, а зеркала снова создают из одного узкого сектора многолучевую, как снежинка, конструкцию. И главное - никакой постепенности, одна картина мгновенно переходит в другую. Вот это-то и делало зрелище захватывающе увлекательным.

А моя стратиграфия, когда исправление самой незначительной ошибки ввода исходных данных приводило к радикальной перестройке геологических структур, реконструируемых по алгоритму? И тоже никакой постепенности, изображения менялись мгновенно и до полной неузнаваемости. Неустойчивость вполне калейдоскопическая.

Ко второй половине двадцатого века накопилось достаточно данных о неустойчивых процессах, при развитии которых малые изменения аргумента приводили отнюдь не к малым изменениям функции, более того, бесконечно малые причины влекли за собой вполне конечные или даже - бесконечно большие последствия. Ну взять хотя бы кубическую параболу y = 1/x3. Когда мы со стороны положительных значений уменьшаем x до нуля, то y возрастает до плюс бесконечности, если же к тому же нулю мы подходим со стороны отрицательных значений x, то y стремится в области нуля x к минус бесконечности. Результат - при переходе значений x через нуль наблюдается скачок значений y от плюс бесконечности до минус бесконечности.

Появились даже утверждения, что непрерывные, гладкие, постепенные эволюционные изменения, которые и привлекали к себе ранее внимание ученых в абсолютном большинстве исследований, представляют собой скорее исключение, чем правило; для природы гораздо характернее резкие, неожиданные, непредсказуемые, катастрофические перемены. И в математике появилась быстро прогрессирующая теория катастроф.

Ну а как в самом деле можно назвать событие, когда от легчайшего дуновения ветерка рушится незыблемая твердыня замка? Понятно, что именно катастрофой.

И крушение замка от незначительной причины тоже не такая уж и фантастика, если хоть чуть-чуть покопаться в памяти. По мосту даже роте солдат запрещается проходить в ногу, потому что при совпадении частоты собственных колебаний технической конструкции и поступи воинского строя может возникнуть резонанс, раскачивание моста пойдет вразнос, и мост рухнет от совершенно несопоставимых по масштабу воздействий, хотя неизмеримо большие, но не резонансные нагрузки для того же сооружения оставались просто незамеченными.

В теории лазера есть технический термин - накачка. Подаем энергию, она возбуждает колебания в одном атомном излучателе, тот вызывает резонанс в другом, дальнейшая накачка приводит к тому, что они оба, согласно, начинают раскачивать и подстраивать под себя другие атомы, согласование распространяется на все колебательные системы данного лазера, и вдруг, мгновенно, происходит выброс энергии. В общем, почти так же, как и с мостом, только там результат деструктивный, и заключается он в разрушении конструкции, а тут конструктивный. Хотя и это с какой стороны посмотреть - лазерный луч тоже представляет собой огромную разрушительную силу, правда, не для той среды, в которой он зародился, а для всех прочих встречных и поперечных.

В проблеме когерентности, согласования действий, можно выделить две стороны - концентрация когерентных и элиминация некогерентных процессов.

Моя методика в области неустойчивых стратиграфических построений сводилась к элиминации некогерентных явлений. В других сферах науки существуют и методы взаимоналожения, взаимоподавления некогерентных явлений. Я помню, в юности меня захватил роман американского писателя Митчела Уилсона "Брат мой, враг мой" об изобретателях телевизора. Братьям пришлось столкнуться с малоизученными, нерешенными задачами очищения полезного сигнала от многочисленных, и превосходящих его по интенсивности, помех. И первопроходцы нашли очень эвристичную аналогию. Помеха ведет себя прихотливо и незакономерно, примерно так же как дрожит рука паралитика. А что, если попытаться устранить, блокировать дрожь руки паралитика... при помощи руки другого паралитика! Если обе руки жестко соединить друг с другом, то ведь в общем случае практически невероятно, чтобы они дернулись одновременно в одну и ту же сторону - их движения не могут быть согласованными, когерентными! Значит, в один и тот же момент они дернутся в разные стороны и затормозят, остановят друг друга. А если к ним так же жестко присоединить руку третьего паралитика? Таким образом можно резко снизить уровень шума и очистить от искажения полезный сигнал.

Еще дальше пошли авторы метода ОГТ ("Общая глубинная точка") в сейсмической разведке нефтяных месторождений. От взрыва небольшого заряда в грунте образуется сейсмическая волна, она падает под некоторым углом на отражающий горизонт G на глубине, допустим, километра от земной поверхности, и затем улавливается сейсмоприемником, расположенном в другом месте земной поверхности на рассчитанном (по принципу "угол падения равен углу отражения") расстоянии от места взрыва. Однако зарегистрированный приемником импульс несет массу и другой информации, здесь и отражения от других, не интересующих исследователя, горизонтов, и технические помехи, и проявления собственных колебаний земной тверди. Полезный сигнал совершенно утопает в море чужеродных явлений.

А что если теперь разнести место взрыва и место расположения приемника несколько дальше друг от друга и повторить сеанс возбуждения и регистрации колебаний? При этом в расчеты надо внести поправку на изменение расстояния, чтобы результат был согласован с предыдущим. В общем случае это согласование не может сохраниться для отражений от других горизонтов, потому что никак не было учтено в вычислениях; само собой разумеется, что не будут совпадать с ранее зарегистрированными и все прочие посторонние проявления. И вот одновременно произойдет и двукратное усиление полезного сигнала, и двукратное ослабление вредных колебаний. Естественно, что при каждом последующем повторении сеанса разрешающая способность прослушивания земных недр будет возрастать. Нынешние сейсмокомплексы, работающие по методу ОГТ, рассчитаны на 24- или 48-кратное суммирование записи для каждой глубинной точки. Результат выглядит очень эффектно - на сейсмоленте, как на рентгеновском снимке, вырисовываются все слои земные и их тончайшие деформации. Остается только передать эту картинку нефтянику и указать ему: "Бури тут!" Впрочем, по такой-то информации он и сам разберется без дополнительной подсказки, где может располагаться залежь полезного ископаемого, а где не может.

Примерно на том же принципе базируется археологическая или криминалистическая методика проявления полустершихся, зачищенных или закрашенных надписей. Многократно накладываются один на другой фотоснимки, сделанные под разным углом зрения и освещения. И здесь тоже происходит суммирование полезных элементов и вычитание ненужных, привнесенных элементов.

Итак, мы научились в высочайшей степени усиливать нужные и ослаблять ненужные явления и процессы. И как с ковром-самолетом и авиацией, так и с фантастическим гиперболоидом инженера Гарина и лазером - сказка стала былью. Что же типично для принципиально новых технических устройств, этих чудес двадцатого и двадцать первого века? Внезапность проявления у них необычных свойств. Как же найти этому объяснение?

Ну а как мы вообще делаем понятным для себя все то, что ранее было нам непонятным? Мы или пропускаем это непонятное через себя, проникаем в него и проникаемся им, или же пытаемся представить себе, пусть опосредованно, через установление математически однозначной связи непонятного с понятным, какую практическую пользу можем мы (общество, человечество) извлечь из этого непонятного явления. Другое название этого второго способа - подведение под закон. Так вот, в данном случае, как бы странно это ни выглядело, можно всю эту премудрую лазерную накачку и внезапность представить на собственном примере.

Вот я готовлюсь к очень важной конференции. Заявка на выступление послана заблаговременно, доклад принят к рассмотрению, поставлен в программу. Но я пока имею очень приблизительное представление, что и как я буду говорить. Я весь, всей своей сущностью, не только разумом - и душой и телом - включен в подготовку, практически все, что бы я ни делал, прямо или косвенно связано для меня с этим эпохальным докладом. Время идет, внутри все кипит и клокочет, но результата - сухого остатка, текста - нет как нет. И чем ближе событие, тем выше градус напряжения, тем беспросветней хаос мыслей и формулировок. И вот срок настал, дискуссии идут полным ходом, скоро мое выступление, вот оно уже объявлено, вот я иду к трибуне, как на эшафот: "Зачем же я иду? Ведь я же абсолютно не представляю, что я скажу через несколько секунд!" В голове ничего, кроме первой фразы, какой-то обрывок болтается, а что же дальше?

И вот я сдавленным голосом произношу ее, эту на сто раз обкатанную фразу, и... Вдруг все становится кристально ясным - и композиция, и стиль подачи, завязка, кульминация и развязка, аргументация самого доклада и ответы на еще не прозвучавшие вопросы, в общем, все до последней запятой, до нюанса, интонации и жеста.

И в этих личных, человеческих событиях - весь лазерный процесс и еще многое-многое другое из области синергетики, ну, а формулы, термины, импульсы, фазы, векторы, излучатели... Да что ж формулы, - это лишь техническая реализация. "Результат у меня уже есть, я не знаю только, как я его получу", - это из области математической эвристики, и цветные облака оттуда же, муть голубая, можете вы сказать... Но вот сам Анри Пуанкаре рассказывает, как он долго-долго искал решение одной задачи из класса фуксовых функций, он заболел этой задачей, смотрел и не видел, слушал и не слышал. И вот однажды вечером искатель истины вопреки обыкновению выпил чашку черного кофе и долго не мог заснуть, идеи возникали в избыточном множестве, сталкивались между собой. А жизнь шла своим чередом, на следующий день пришлось ехать на экскурсию: "По прибытии в Кутанс мы взяли омнибус для прогулки; и вот в тот момент, когда я заносил ногу на ступеньку омнибуса, мне пришла в голову идея... Я не проверил этой идеи, ... тем не менее я сразу почувствовал полную уверенность. ... Возвратясь в Кан, я сделал проверку; идея оказалась правильной" [26].

Эта накачка энергией, как в лазере, повышает внутреннее напряжение, порождает взвинченность и может привести к срыву, как это и случилось однажды с К.С. Станиславским. Накануне очень важной премьеры наш классик режиссуры настолько разволновался, что давая труппе последние наставления перед поднятием занавеса, он вдруг... пустился в пляс.

Что ж, на крутых виражах заносит. В самые ответственные и напряженные моменты все может случиться. Это и нашло свое отражение в синергетике.

Плавный ход процесса постепенно доходит до некоторого критического рубежа развития, названного в теории неравновесной термодинамики точкой бифуркации (от латинского bifurcum - точка раздвоения), и здесь может продолжиться далее в том же направлении, но может и сорваться вдруг вниз или же, наоборот, взмыть резко вверх. Возможны и любые другие сценарии. Какое именно продолжение будет избрано, зависит от многих факторов, в том числе и от мельчайших, чисто случайных причин.

Как же это становится возможным? Вспомним еще раз про нелинейность и положительные реакции системы на нарушение равновесия.

Траектория, отображающая на графике ход любого процесса, только при большом огрублении может быть представлена как прямая или слабо изогнутая гладкая линия. При более пристальном рассмотрении она оказывается очень извилистой, и эти мелкие отклонения от привычной спрямленной конфигурации называются флуктуациями. В них-то и выражается зависимость процесса от привходящих несущественных, и потому обычно не учитываемых, факторов. "При прочих равных", - скороговоркой произносит исследователь и переходит к последующим умозаключениям. Но "прочие"-то и оказываются неравными, и они уводят процесс то чуточку вверх, то чуточку вниз.

Начинают работать положительные реакции. Кривая пошла чуть-чуть вверх? Какое там "чуть"! Крошечная флуктуация включает крошечную предпосылку из числа тех самых "прочих", а крошечная предпосылка может, стократ увеличившись, подбросить траекторию до небес! А "чуть-чуть вниз" может в мгновение ока привести на дно пропасти. То есть если учитывать положительные реакции, то несущественных случайностей быть не может. И даже космический ветер из созвездия Кассиопеи может решающим образом отразиться на устойчивости строительной конструкции.

Тогда почему же мы не наблюдаем этого вокруг себя ежеминутно и ежесекундно? А в том-то и дело, что обычно механизмы положительных реакций не работают, остаются дремлющими. И только в кризисных, критических, переломных ситуациях они неожиданно проявляют себя во весь рост.

...Вот уже который день подряд американские самолеты бомбят Югославию. Триумфально, под победные фанфары проходящая война подходит к своему убедительному завершению. И вдруг главнокомандующий силами НАТО в этой операции генерал Уэсли Кларк отстраняется от должности. Журналисты взбудоражены - что же случилось?

А просто в точке бифуркации нет места для логичных, взвешенных, последовательных решений.

Когда среди политиков, вершителей всех дел всего мира, зашел разговор о вводе сухопутных сил НАТО на территорию югославской провинции Косово, о разделе ее на зоны оккупации, две сотни русских мальчишек на тринадцати БТРах рванули вдруг из недалекой Боснии, где они служили в миротворческих частях ООН, к аэродрому косовской столицы Приштины, захватили взлетную полосу и дали радиограмму в Москву о готовности к приему наших самолетов.

Российские военно-транспортные самолеты с десантниками на борту взяли курс на Приштину. Это никак не входило в планы натовского командования. И когда самолеты уже заходили на посадку, У. Кларк отдал приказ своему подчиненному, английскому генералу Майку Джексону, командовавшему авиацией, блокировать вертолетами трассу приземления. Но подчиненный отказался выполнить приказ - неслыханное должностное преступление в самый разгар боевых действий. Единственно возможная реакция на такое - расстрел. Увы, получилось не так.

Спустя некоторое время, когда пыль хоть немного улеглась, и когда журналисты начали расспрашивать М. Джексона, почему он проявил такое неподчинение, он объяснил - я не хотел бы, чтобы начало третьей мировой войны связывалось с моим именем.

В самом деле, попробуем представить, что могло бы случиться. Тяжелые транспортные самолеты уже были не в состоянии совершить маневр в такой близости к земле, не смогли повернуть назад. Они или рухнули бы на землю, или пошли бы на таран, в любом случае - катастрофа, взрыв, гибель. Как отреагировала бы Москва на уничтожение своей военной техники и личного состава? Ведь как ни анализируй, но где-то на ответственном посту остались и патриотически настроенные командиры, которым за державу обидно и которые не потерпели бы такого национального унижения!

Как просчитать все в точке бифуркации, в переломный момент развития человеческого сообщества, когда был уничтожен советско-американский военный паритет, когда от ООНовских методов разрешения конфликтов "общечеловеческая" цивилизация перешла к прямому использованию военной силы, к вмешательству НАТО во внутренние дела неугодных государств и правительств? Кто осмелился бы дать гарантии, что процесс развития в этой точке бифуркации не переломился бы и не перешел бы на обвально нисходящую ветвь траектории?

Предугадать любую случайность невозможно, а именно она может решить все. Нет, не зря на Востоке говорят, что случай - это чудо, за которым стоит господь бог.

Но как же тогда выстроить хоть какую-то линию поведения, если все время не забывать о возможном случайном повороте? Случайности есть всегда, но они играют свою роковую роль только в критические моменты. А как его угадать заранее, критический он или не критический?

Первая заповедь шпиона гласит, - не знаешь, что делать, не делай ничего. Не строй далеко идущих планов, не экстраполируй изученную траекторию на большие расстояния в область неизвестного, не преувеличивай свои возможности в предвидении событий и в управлении ими, не усердствуй в навязывании своей воли объекту изучения и планирования, откажись от своей роли активного субъекта по отношению к пассивному объекту, признай за природой такую же, как и у тебя, активность, такую же собственную волю и собственные интересы и переходи к равноправному диалогу с ней. Именно это и имел в виду И. Пригожин, добавляя к названию своей книги "Порядок из хаоса" подзаголовок "Новый диалог человека с природой". Старым был диалог европейца с природой до Парменида, далее на место равноправного общения заступил монолог, когда человек начал читать диктанты природе, предписывать ей предпочтительную линию поведения. Монолог завел в тупик, настала очередь вернуться к диалогу. Природу нужно спрашивать, и после этого, выслушав ее ответ, делать свои шаги в направлении, которое она подсказала.

Советский ученый Леонард Расстригин предложил свою теорию случайного поиска. Посмотрите, говорит он, на поведение зверят, делающих первые шаги в самостоятельной жизни. Вот он выходит из норы, из берлоги, перед ним - огромный неизвестный мир. Куда направиться, с какой стороны тебя ждут счастливые находки, а с какой подстерегают неведомые опасности? И малыш начинает осторожное продвижение в случайном направлении, куда глаза глядят. Один шаг - проверка, стоит ли идти дальше, еще один шаг, наткнулся на что-то, ушибся, укололся - шаг назад, меняем направление. Попытка, проверка, познание, и так постепенно, пробами и ошибками, приобретается драгоценный опыт. Главное - не устанавливать никаких предварительных ограничений, быть открытым всему миру, доверять, но проверять. Жизнь - это всегда приключение, авантюра, то есть предприятие с неизвестным заранее концом.

И все же некоторые характеристики, позволяющие предугадать близость критической ситуации, имеются. Система должна быть предельно сложной, находиться на максимальном удалении от точки равновесия. Что ж, ситуация и в мире и тем более в России вполне подходит под эти критерии. Шар на спице, и тот, пожалуй, более устойчив. Мы именно сейчас переживаем переломный момент своего развития, когда малейшая случайность может привести к непредсказуемому продолжению (хорошо, если не к завершению) - как к взлету, так и к падению.

И в эти кризисные моменты, когда мир балансирует на опасной грани, особенно важно не терять надежды на лучший исход. Откуда тебе известно, что это чья-то, а не твоя воля, твой почти незаметный импульс решит исход, возможно, всей человеческой истории, больше - всей органической эволюции, да и предшествовавшей неорганической тоже? "Сережка ольховая, легкая, будто пуховая, но сдвинешь ее, все окажется в мире не так". И это ты можешь бросить на весы истории ту самую легчайшую, но решающую сережку ольховую!

В мудром и забавном советском мультике "Ну, погоди!" есть поучительный эпизод. Волк жмет в спортзале тяжеленную штангу. И вот вес почти взят, остался последний миллиметр, и силы на исходе, и штанга уже никак не идет верх. И в этот самый момент села бабочка на груз слева, атлета повело налево, вот-вот упадет, но бабочка вспорхнула, груз вроде бы уравновесился, однако невесомая летунья пересела на другую строну грифа, и волк, натужно переступая направо, снова повел тяжелейшую борьбу за сохранение равновесия.

И таких бабочек, вызывающих непропорционально большую реакцию на малейшее воздействие, в нашей жизни великое множество. Прописались они на законном основании и в синергетике под пугающими названиями - эффект усиления, механизм спускового крючка, управляющие параметры, слабые поля...

И разве только гробовыми должны стать эти могущественные спецэффекты, отчего же не жизнеутверждающими? Неси добро и любовь, и как знать, вдруг именно ты станешь спасителем мира?

Неравновесность

Теперь попробуем разобраться с такими понятиями синергетики, как закрытые и открытые системы, равновесные и неравновесные системы. Представим себе железную трубу. Примером закрытой системы будет наглухо заваренный участок трубы, в который нет ни входа, ни выхода. Ясно, что такого в природе, да и в технике, не бывает, поэтому термин этот нужен только для того, чтобы объяснить от противного понятие открытой системы. Открытая система - участок трубы, по которой течет вода, сюда есть и входы, отсюда есть и выходы. В равновесной системе выдерживается баланс - сколько притекло, столько и вытекло. Это эквивалентный обмен.

Но бывает и неэквивалентный обмен. Что-то застревает в системе, в нее входит больше, чем выходит. Из-за чего задержки? Они идут на какие-то внутренние затраты, на внутреннее накопление. Допустим, в электрической цепи есть лампочка накаливания. Поступает тока в эту точку цепи больше, чем идет по ней дальше, за лампочкой. На что расходуется электричество? На нагревание нити, на излучение света и тепла.

А если теперь вместо лампочки в цепь вмонтирован аккумулятор? Понятно, что и в этом случае мы обнаружим потерю энергии. Куда она идет? Вовсе не на испускание, как в лампочке накаливания, а на образование порядка. Энергия хаотического движения электронов идет на формирование упорядоченной химической структуры.

Но вот упорядоченная химическая структура сформировалась, нуждается ли она для своего существования в постоянном притоке энергии? Нет, не нуждается.

Точно такая же ситуация с общеизвестными фазовыми переходами - кристаллизацией расплава или раствора, превращением воды в лед. Переход вещества из одного фазового состояния в другое связан с перетоками энергии между упорядочивающейся системой и внешней средой. Но когда порядок уже сформировался, для его поддержания не требуется никаких потоков энергии. Лежит себе кристалл и лежит, есть не просит, и сто лет пролежит еще, а то и еще на полгода больше.

То же с явлением магнетизма. В магните отдельные элементарные ферромагнетики ориентированы в одном направлении; нагревание приводит к разрушению этого строгого линейного порядка. Существует себе магнит сам по себе, и ни в чем не нуждается, чтобы оставаться магнитом.

Примерно так же обстоит дело с подводной лодкой, которая лежит на дне, затаившись от вражеских эсминцев. Понятно, что это не бесформенная глыба и не кусок металла, структура лодки со всем ее техническим и человеческим содержанием чрезвычайно сложна, и все же она может оставаться таковой не обмениваясь никакими импульсами энергии с внешней средой и потому оставаясь незамеченной. И это еще не синергетика, равно как и магнит и кристалл со всей своей упорядоченностью не проходят по ведомству синергетики.

Но вот лодка двинулась с места, включилась ее энергетика, и... синергетика. Субмарина перестала быть закрытой системой, она стала обмениваться со средой, стала видимой, слышимой и, увы, уязвимой.

Порядок в движении, порядок за счет движения - это уже синергетика. Пчелиные соты не имеют никакого отношения к синергетике, но такая же по геометрическим характеристикам система ячеек Бенара - синергетика. Потому что стоит только отключить постоянный приток энергии - и порядок исчезнет сам собой, потому что самоупорядочение происходило только за счет притока энергии со стороны, из внешней среды, и самоподдержание порядка невозможно без постоянного притока этой энергии. Структуры синергетики не могут существовать в закрытых системах.

Точно так же если магнит способен сохранять свои магнитные свойства сам по себе, то соленоид, катушка с намотанным на нее проводником, создает магнитное поле только при постоянном пропускании тока по проводам, то есть при постоянном поступлении энергии со стороны, из внешней среды.

Для синергетических структур необходима не только открытость системы, нужна еще и неравновесность. Если в соленоид входит столько же электрической энергии, сколько и выходит, то за счет чего же образуется магнитное притяжение?

Порядок в синергетике - это не мертвый порядок, это порядок жизни, функционирования системы. Это порядок движения.

Видели вы когда-нибудь на лугу строй добрых молодцев, мерно взмахивающих косами? Вот уж где порядок! Попробуй только хоть чуть-чуть выпасть из общей гармонии! Поотстал - пятки подкосят, и вперед не уйдешь - ряд занят. И какой колоссальный расход энергии! Вот уж неравновесность так неравновесность! Готовились к сенокосу заранее, запасали за много месяцев до срока сало и другие самые лучшие, наиболее калорийные продукты.

А марширующие колонны! А строй самолетов в парадном или боевом порядке! И там огромный расход горючего и колоссальное перенапряжение всего летного состава. Тот же самый пилотаж, но не в таком четком строю, требует от летчика несравненно меньших психологических нагрузок.

Если вы хотите добиться упорядоченности, не уменьшая подвижности, то за это придется расплачиваться непропорционально высокими затратами энергии и вещества.

Система, которая без уменьшения внутренней подвижности своих элементов сохраняет порядок, становится неравновесной, она ведет с окружающей средой неэквивалентный обмен, система же, которая еще и совершенствует этот порядок, становится диссипативной.

Диссипация

По латыни dissipatio означает рассеяние или даже расхищение, проматывание, растрату, расточение.

И термин этот принят совершенно не напрасно. Если на самоподдержание порядка движения нужен перерасход энергии, то сколько же ее потребуется на самосовершенствование, на повышение сложности внутренней структуры? По О. Тоффлеру [27], более сложная система расходует больше энергии, чем та, на смену которой она приходит. Увы, за все на свете надо платить, а за усложнение - особенно. И это надо учитывать в первую очередь, когда речь идет о глобальном экологическом кризисе, с одной стороны, а с другой стороны - о синергетике и повышении сложности человеческого общества. Не по отдельности надо обсуждать эти проблемы, а вместе, тогда и не будет загадок, в жертву чему же приносится природа? Конечно же, прогрессу - научно-техническому, социальному, экономическому, политическому, юридическому!

И приводная шестеренка всего этого процесса - саморазвитие и самосовершенствование объективной рациональной науки. Большая наука все обещает и обещает решить все проблемы человечества, а попробуй только усомниться в ее священных правах на руководство человеческим развитием, она и обещать перестанет.

Но пока что мир гибнет под фанфары возвышенных обещаний науки, катится в пропасть, да еще с ускорением. И наука обвиняет человечество, что это оно само виновато - плохо слушалось, как и американцы обвиняют Россию в том же, мол, все ваши беды оттого, что вы плохо выполняете наши рекомендации.

А всего-то надо учесть пренебрежимую малость - именно, что за все на свете надо расплачиваться. В том ведь и заключается суть всеобщего закона сохранения. И споров-то нет и быть не может, только вот - чем платить и за что платить? А этого-то как раз наука и не учитывала, и все блага человечеству она творила вроде бы из ничего. Как господь бог сотворил весь мир из ничего.

А сейчас наука стала обещать, что она уже не просто завалит человечество всяческими благами, не разграбляя природу, а что и у человека прибавится, и у природы вроде бы тоже. И волки будут сыты, и овцы останутся целы. Такова суть новых, высокоэкологичных технологий, сберегающих и улучшающих природу.

История этих розовых иллюзий ведет начало с изобретения знаменитого "демона Максвелла". Ну очень не понравилось знаменитому ученому второе начало термодинамики - невозможна, видите ли, передача тепла от менее нагретого тела к более нагретому. А я вот придумаю, как сделать это возможным!

И придумал.

Представьте себе замкнутый сосуд с двумя изолированными друг от друга отсеками, заполненными газом. В одном из них температура, допустим, сто градусов, а в другом - пятьдесят. Но в любом объеме газа есть широкий спектр молекул, движущихся с разными скоростями. Грубо говоря, в пятидесятиградусном газе есть и "двухсотградусные", и "десятиградусные", просто таковых там мало, а делают погоду именно пятидесятиградусные, их большинство, а остальные распределены по убывающей - то есть чем больше отклонение от среднестатистического, тем меньше этих аномальных молекул.

Ну и пусть их мало, но ведь они есть! - воскликнул Дж.К. Максвелл. А если они есть, их можно выудить оттуда и переправить в другой отсек. Проделаем отверстие в стенке между отсеками, оборудуем его дверцей, и приставим к дверце воображаемое существо или механическое устройство. Это и будет демон.

С тех пор демоны навечно прописались в науке. Вторым был объявлен придуманный Лапласом всевышний ум, который знает все о каждом атоме Вселенной.

Что входило в должностные обязанности демона Максвелла? Он был поставлен швейцаром, который, сидя в пятидесятиградусном отсеке, делил всех гостей, приближающихся к дверце, на чистых и нечистых. Если подлетала молекула, обладающая более чем стоградусной энергией, он должен был открывать перед ней дверь и пропускать в другой отсек. Тем же, кто смог бы понизить температуру в горячем отсеке, вход был запрещен.

Безупречно, не правда ли? Если не вести речь о технической реализуемости проекта, то все в конце концов получалось как надо - все более чем стоградусные молекулы были бы удалены из пятидесятиградусного и переправлены в стоградусный отсек, температура в холодном помещении понизилась бы, в горячем повысилась. Что и требовалось доказать.

В общем-то, ученые чувствовали, что здесь что-то не так, и что проект Дж.К. Максвелла не только технически, но и принципиально неосуществим. Но почему?

Ну а разве демон будет работать бесплатно? А как же быть с первым началом термодинамики - за все на свете надо платить? Разве самому демону не нужна энергия? [28] Да и мало ли что еще ему надо!

Точно такой же демон - наука в разработке экологически чистых, энергосберегающих, ресурсоувеличивающих, природоулучшающих технологий.

Ну, а класс-то, жажду запивает квасом?
Класс, он тоже выпить не дурак!

Демон в галстуке, с накрахмаленными манжетами, он что, не ест и не пьет? Еще как ест, и еще как пьет! И французские коньяки ему подавай, а потому разбейте виноградники на горных склонах Гаскони, вырубите катакомбы в недрах гор, организуйте производство выдержанных вин, для чего тоже потребуются люди, высококвалифицированные специалисты, и они тоже пить-есть будут; далее нашему демону понадобятся бананы и ананасы, а посему сведите с лица земли девственную сельву и организуйте банановую республику, и демократическим путем приведите к власти волосатых горилл, и пусть даже это будут сукины сыны, лишь бы это были наши сукины сыны... Но гориллам тоже пить-есть надо! Далее нашему цивилизованному демону потребуется автомобиль, а для этого... О-о, для этого надо столько всякой всячины! Автомобиль создал Америку, и, за те же деньги, автомобиль уничтожит планету! Автомобилю нужно железо, нефть, никель и хром, резина и другие нетканые материалы (тканые, впрочем, тоже), да нет такого редчайшего сокровища на земле, которое не потребовалось бы в автомобилестроении! И еще подай нашему демону самых фешенебельных девочек, на которых так уютно можно отдохнуть после трудов праведных, творческих и экономически эффективных. И так без конца, или вернее, до самого конца, пока все эти демоны, виноделы, гориллы, автомобилестроители, интердевочки не проедят, не пропьют вдрызг, такую-то мать, родную природу. Не-ет, постиндустриальный демон в накрахмаленных манжетах даст сто очков вперед всем мастодонтам тяжелой и грязной индустрии, оставит своей утонченной алчностью далеко позади любых допотопных троглодитов и проглотов!

Нет, не зря Олвин Тоффлер доказывал, что более совершенная система расходует больше, чем та, на смену которой она пришла. Постиндустриальная цивилизация обойдется природе и всем недоразвитым странам гораздо дороже, чем индустриальная! А вся эта экономия, понижение затрат на единицу произведенной продукции, вся эта лукавая бухгалтерия учитывает только прямые расходы. А как быть с накладными? Если прямые расходы самого производства становятся действительно минимальными, то с учетом накладных они делаются просто колоссальными.

Давайте разберемся в самой изощренной лжи постиндустриальной цивилизации. Вот средства массовой дезинформации сообщают - средний москвич расходует 380 литров воды в день, далее следует средний варшавянин, который тоже идет впереди планеты всей - 200 литров. Подача материала, как и положено для представителя второй древнейшей, беспристрастная, подтекст - обличительный. Вот какие вы, русские дураки и варвары, отсталые, вот какие вы неэкономные, вот из-за чьего наплевательского отношения к невозобновимым ресурсам гибнет природа на планете!

И ведь все эти и многие другие им подобные цифры - святая истинная правда! Но...

Они касаются моего непосредственного личного водопотребления. Когда я собственноручно выпиваю рюмку чаю, съедаю тарелку борща, откручиваю кран в ванной, дергаю за ручку в туалете, в общем, если рассматривать все мои персональные телодвижения - в этом я варвар, и спорить с обвинениями бессмысленно.

Однако если перейти к другим цифрам, то ситуация предстанет в несколько ином свете. Если учесть все количество воды, используемой в наиболее передовой в техническом отношении стране, в США, и поделить ее на число жителей, то получится, что средний американец расходует воду в количестве, превышающем физиологические потребности в сто тысяч раз! И это максимальное для планеты потребление. При этом рост водопотребления в развитых странах втрое опережает рост населения [29].

Откуда же подобные противоречия? Ведь у американцев действительно везде и во всем жесточайшая экономия, все рационализировано до предела - ни в одном технологическом процессе не будет израсходовано ни грамма, ни микрокалории, ни сантипуаза сверх необходимого по научным нормативам. Рабочий-строитель, затративший на затирку шва лишний мастерок бетонного раствора, будет немедленно уволен.

...У миллионера спрашивают, как он стал миллионером.

- Да-а-а..., - погружается он в нелегкие воспоминания. - Было время, когда у нас с женой осталось всего два цента. Мы пошли на рынок, купили два яблока, натерли их до блеска, снова пошли на рынок и продали за четыре цента. На эти четыре цента мы купили четыре яблока, натерли их до блеска и продали за восемь центов. На эти восемь центов мы купили восемь яблок, натерли их до блеска и продали за шестнадцать центов... А на следующий день умерла моя тетушка и оставила мне тридцать миллионов.

Вот и здесь - что мы, собственно, обсуждаем, яблоки или миллионы? Когда нам лапшу на уши вешают, рассказывая про чудеса научно-технического прогресса, нам все время долдонят про яблоки, яблоки, яблоки. И про центы, центы, центы... И мы сами достраиваем логическую цепочку, как из центов складываются миллионы. Нас никто не обманывает, нам просто не поминают про тетушку. А мы и не спрашиваем. Причем здесь тетушка? Два цента, четыре цента, восемь, шестнадцать, тридцать два... Если на одну клеточку шахматной доски положить одно зерно, на вторую два, на третью - четыре, и так далее и так далее, то на шестьдесят четвертую клеточку придется положить число зерен, превышающее совокупный урожай всей планеты. Это мы проходили. Так что все сходится. Бережливость американцев сделала их миллионерами, а нищета всего нецивилизованного мира - от его собственной бардачности, расхлябанности и разболтанности. Каждый получает то, что он заслужил.

Ведь мы, русские, чего уж греха таить, против истины не попрешь - действительно дикари и варвары, и бережливости у нас как не было, так и нет. И не будет. Вы только посмотрите, как наш тракторист или шофер наливает горючее из бочки прямо в канистру. Тут же не полканистры - полбочки прольется на землю, и ведь это не только расход, это и загрязнение среды!

Наверно, мы по своему культурно-техническому уровню доросли едва-едва до какого-нибудь Бичуандленда, уступаем даже Индобразилии, и если кого-то и превосходим, то разве что Заир или Руанду-Урунди. Однако...

Если средний американец в 1991 году расходовал 2613 кг нефти, то средний житель Индии 62 кг, а средний житель Заира - лишь 10 кг [30].

Так где же мы располагаемся, рядом с Индией, Заиром, или чуть выше? Но уж отнюдь не вровень с США!

Расход энергии на одного человека (в ккал/сут.) в каменном веке был порядка 4 тысяч, в аграрном обществе - 12 тысяч, в индустриальную эпоху - 70 тысяч, в передовых странах настоящего времени - 230-250 тысяч [31].

Диссипативна более совершенная социальная система, ох, диссипативна, она и рассеивает, и проматывает, и расхищает.

И как мы неряшливы, насколько не бережем чистоту окружающей среды, разбрасываем бумажки, фантики и окурки. А вот в Америке... Там тебя сразу же оштрафуют на тысячу долларов, если пластиковый пакет ты выбросил в урну для бумажных пакетов... Автомобиль в США и Европе выбрасывает в среднем в 40 раз меньше токсичных веществ, чем в России [32]. Тем не менее...

"Импорт" отравы с трансграничными воздушными потоками, например, серы из Германии, превышает наш "экспорт" в Германию более чем в 100 раз, те же обменные отношения по сере у нас с Чехией, Англией; по азоту - те же отношения в тех же пропорциях - с Германией, Англией, Францией, Италией, Данией, Бельгией, Австрией, Швейцарией. Европейская территория России, особенно ее западные области, лишь на 10-25% обеспечивает себя собственными ядами, остальное - дары более передовых в техническом отношении западных стран [33].

Но как становятся возможными такие парадоксы - автомобили чище, а грязи от них больше? И вот какие объяснения предлагают мне студенты на экзамене, когда приходится напрягать все свои мыслительные способности. А напрягать им есть что...

Во-первых, говорят они, автомобилей там больше. - Так, правильно, но этого еще совершенно недостаточно для объяснения. - Ну, еще автомобилестроение... Ведь чтобы построить более совершенный, более сложный автомобиль, нужны гораздо более мощные, более крупные производства, гораздо более широкий спектр материалов, комплектующих, всевозможных дополнительных, вспомогательных приспособлений, прежде всего электронных. На каждый автомобиль накладывают они свою долю расхода ресурсов и выброса загрязняющих веществ.

...Дальше цепочка накладных расходов выстраивается уже сама собой. Для проектирования хорошего автомобиля (равно как и завода по его изготовлению) нужны конструкторские бюро, их, в свою очередь, должна обеспечивать прикладная наука, ту - фундаментальная наука, а науке нужны образованные люди. И вот все эти НИИ и КБ, академии и университеты, школы и детские сады тоже вносят свою долю в загрязнение среды и исчерпание ресурсов, и к каждому автомобилю нужно добавить довесок от КБ, прибавку от НИИ...

Ну а можно ли при подсчете ущерба природе от автомобиля обойтись без всяких начислений за совершенство общества, создавшего совершенный автомобиль? Другими словами, можно ли создать высокотехнологичный продукт в малоразвитом обществе, не обладающем сложной структурой? Нет, нельзя. На всю жизнь запомнился мне феномен, о котором я в юности прочитал в книге Александра Бека "Жизнь Бережкова". В двадцатые-тридцатые годы Советский Союз закупил у Германии не только конструкцию, но и всю расписанную до мельчайших операций технологию производства авиационных моторов. Начали делать их, соблюдая все требования, используя все нужные станки, инструменты и приспособления. А моторы... не получались. Вместо доброкачественного продукта с конвейера сходил сплошной брак. Рабочие были не те. Все специалисты пришли на завод от сохи, и руки у них были на зубило заточены. Понадобилась эпоха ликбеза, рабфака, повышения уровня технической грамотности всего общества.

Так что - хочешь иметь совершенный автомобиль, создай сначала совершенное общество. Но при этом будь заранее готов к тому, что все социальные расходы лягут на каждый автомобиль. И расти они будут гораздо быстрее, чем будут снижаться прямые производственные затраты.

Бессмысленно поэтому ожидать, что высокие технологии спасут природу. Чем лучше технологии, тем хуже от них достанется природе. Увы, но с этим ничего не поделаешь.

А.А. Зиновьев приводит такие социально-технологические выкладки. В развитых странах Запада все большее количество продукта создается все меньшим числом людей. Складывается чрезвычайно впечатляющая картина роста производительности труда. "Но какого? Труда работающих людей. Назову такую производительность абстрактной. Производительность труда общества в целом, однако, характеризуется также многими другими факторами, в том числе наличием массы трудоспособного населения, не занятого в хозяйстве. Если его присоединить к той части работающих, которая занята в сфере производства материальных ценностей, то картина будет уже не такой радужной. А эта часть населения имеет тенденцию увеличиваться. Я полагаю, что через те же самые пятьдесят лет, если опять-таки процесс не будет прерван из ряда вон выходящими событиями, она вырастет до таких размеров, что пропадут выгоды для сокращения производительной части, т. е. выгоды от роста абстрактной производительности труда. Думаю, что тут Запад достиг некоторого потолка, преодолеть который невозможно.

Из тех 20-25 процентов работающих, которые заняты в промышленности, отнюдь не все заняты непосредственно производительным трудом. Большинство из них занято в сфере обслуживания производительной части в собственном смысле слова. Если их включить в сферу обслуживания, то наоборот, суждения о высоте производительности труда западных стран будут еще восторженнее. И еще бессмысленнее, поскольку никаких вразумительных критериев различения производительного и непроизводительного труда не существует. Да и вряд ли они возможны в принципе" [34].

Но как же при всем при том цивилизованные люди ухитряются достигать чистоты и сохранения природы в своих странах? Старым как мир методом выметания мусора в другую комнату. И бесполезно говорить им о грабеже, деликатно именуемом ими мировой торговлей. Они еще сквозь зубы способны выдавить из себя признание в "неэквивалентном обмене", но ведь это же вполне соответствует и неэквивалентному культурному уровню. Каждый получает то, что заслужил.

И две трети леса, уничтоженного на планете - не из-за того, что у нас в России техника плохая или что мы бросаем половину древесины на деляне. Даже цивилизованные зеленые признают, что главная причина глобального экологического кризиса - экономика, забота цивилизованного человека об утолении своей неутолимой алчности.

Если в конце 80-х годов одна страна, США, производила около 270 млн. тонн особо опасных отходов, то вся Западная Европа - 30 млн. тонн, Восточная Европа (вместе со всеми русскими варварами) - 20 млн. тонн, а весь остальной мир - 15 млн. тонн [35].

Ну, а как все-таки насчет воды, откуда набегают жуткие декалитры и килотонны у американца, который и капли зря не прольет?

"Боинги" и "Першинги" у Америки есть? И мыть их надо? И вот чистенькая горничная в белом передничке моет салон "Боинга" или пусковой комплекс "Першинга", и ведь эта вода не входит в баланс личного водопотребления самой горничной! А дансинги и кемпинги, а симфонические оркестры и технополисы, космодромы и интернеты, гинекологи и психотерапевты, массажисты и собачьи парикмахеры, рекламные агенты и юриспруденты... Так кто все-таки наносит больший ущерб совокупным водным запасам планеты, средний россиянин или средний американец? И во сколько раз больший - виноват, во сколько тысяч раз?

Диссипативные системы нуждаются в расходах на поддержание сложности структуры и на ее непрерывное повышение. Из чего же складывается сложность американской системы? Что нужно Америке, без чего она не может существовать, перестает быть самой собой? Да тут перечислять замучаешься!

Государство, иерархия аппарата, общественные организации, нравственные кодексы, религиозные структуры, юридическая, правовая власть, этика бизнеса и эстетика насилия, инфраструктура, дороги, индустрия, сельское хозяйство, армия и прочие силовые организации, телекоммуникации, сети массовой информации и обработки данных, равно как и базы для их сохранения, Internet, сервис, кино, аудио и видео, спорт... А психотерапия? Американцы сами невесело шутят, что скоро население самой передовой страны мира разделится на две равные части - психотерапевты и их пациенты. Как медицина возникла в античное время из-за нездорового образа жизни аристократии, так и психотерапия - из-за психически нездорового грабительского существования нынешней элиты мира. А охрана? Как все проблемы в Америке идут под номером один, так и шутка насчет разделения надвое сохраняется и относительно совершенно иного аспекта - скоро на каждого американца будет по одному охраннику.

Требует ли это затрат? Еще каких!

Во что обходилось природе содержание примитивных структур? Чукотские, славянские общины, древнегерманские, кельтские... Ни во что.

А во что обходится содержание сложнейшей, изощренной американской системы, натовской цивилизации вообще? Увы, в жертву этой сложности должна быть принесена вся планета, вся природа, все живое на Земле.

Но самые главные потери, совершенно непоправимые и невосполнимые, несет душа человеческая.

Из молекулярной биологии известно - чем сложнее система, тем из более простых элементов она должна состоять. Самую сложную систему можно устроить только из самых простых, во всем одинаковых кирпичиков, как Вселенная строится из неделимых элементов, атомов мироздания.

Из таких же простейших кирпичиков, из атомов социальной структуры, только и можно создать сложнейший общественный организм. Давно жалуются мыслящие американцы на крайнюю, запредельную индивидуализацию человека в США.

Атомизация личности приводит к тому, что атман, душа человеческая, уже не равнозначен брахману, всеобщему духу, как это было раньше. То у меня совесть была, мой атман вмещал в себя все, душа была соборной, альтруистической (от alter - другой), едва заметное движение моей руки заставляло вибрировать самые отдаленные уголки вселенной [36]. Или вот как это описывает древний китайский мудрец Ле-цзы: "Мое тело едино с моей мыслью, мысль едина с эфиром, эфир един с жизненной энергией, жизненная энергия едина с небытием. Меня раздражает даже мельчайшее существо, даже самый тихий отклик. Пусть они далеки - за пределами восьми стран света, или близки - у моих бровей и ресниц, я о них обязательно буду знать... Это естественное знание, и только" [37]. А нынче душа стала в процессе поступательной индивидуализации атомистической, эгоистической, и она уже ничего не соведает ни о ближнем, ни о дальнем, ни о травинке самой малой, ни о вселенском мироздании.

Атом и индивидуум - греческий и латинский эквиваленты одного и того же обозначения.

Усложнение системы и упрощение элементов - дорога с двусторонним движением. Деградация личности в сложном обществе неизбежна. И более или менее приемлемое сосуществование общества эгоистов может обеспечить лишь колоссально усложненный порядок государственной, социальной машины.

...Но до чего же въедливый народ студенты! Они поставили просто убийственный вопрос, - а чем придется расплачиваться за повышение сложности души человеческой?

И еще, - если одна система может развиваться только за счет другой, то... Как же получается? Значит, и я своим развитием тоже нанес ущерб кому-то! И значит, как это должно следовать из всеобщего закона сохранения, мои родители теряли ровно столько, сколько я получал? Так кто же я, паразит или любимое ненаглядное чадо?

Нет, с этими безжалостными полемистами не соскучишься! Я оказался в тупике, из которого меня вывела семнадцатилетняя Наташа Малеева. Какие могут быть потери, когда речь идет о любви?

Все отдал, богаче стал, что сберег, то потерял. Любовь отменяет все законы объективной науки. В самом деле, вспомните Парменида - все мироздание стало для человека объектом после того, как он отказался воспринимать его с любовью и стал относиться к нему как к чему-то подлежащему завоеванию и покорению. Так что законы объективной науки не действуют на территории любви.

Так придется все-таки расплачиваться чем-то за повышение сложности человеческой души? Да, конечно - понижением сложности общественной структуры. Но от этого никто ничего не потеряет. Ни человек, ни общество, ни природа. Если моя душа снова будет соведать всю боль Вселенной, понадобится ли обществу сохранять полицейские, фискальные, контролирующие структуры для осуществления надзора за мной?

Ama et fac quod vis. Люби, и делай что хочешь.

Китайское "увэй" и европейская синергетика

Вот уж революция так революция эта синергетика!

Чем больше задумываешься, тем более и более серьезными выглядят общечеловеческие последствия от реструктуризации науки, подведения под нее нового, синергетического основания.

В самом деле, что было (да и остается пока что) главным устремлением всей белой цивилизации? "Жизнь и есть воля к власти", - утверждает Фридрих Ницше [38]. И вся наука, вся мысль человеческая только на удовлетворение этой страсти и направлены: "Подлинные же философы суть повелители и законодатели... Их "познавание" есть созидание, их созидание есть законодательство, их воля к истине есть воля к власти" [39], при этом декартовский разум, рационализм есть лишь орудие власти [40].

Восток занимал прямо противоположную позицию: не человек плетет паутину жизни, он сам лишь одна из нитей этой паутины, настаивал индейский вождь Сиэттл.

Однако не с Ф. Ницше и не с вождя Сиэттла, не с XIX века, началось это противостояние. Зародилось оно в самых истоках обеих цивилизаций.

Для чего сотворил человека иудео-христианский отец небесный? "И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по Земле... И сказал Бог: вот, я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; - вам сие будет в пищу" (Быт. 1:26, 28.).

А вот как у даосов: "Разве небо создает существа на потребу человеку? Нет, человек сам выбирает их себе в пищу. Комары и москиты, впиваясь в тело человека, сосут его кровь; тигры и волки его пожирают. Так неужели же небо породило человека для того, чтобы комары и москиты сосали его кровь, а тигры и волки его пожирали?!" [41]. Так вот, нынешняя синергетическая революция, внося несомненно восточные элементы в западную систему познания, делает ее противоречивой и абсолютно недееспособной.

Если жизнь есть воля к власти, то, чтобы властвовать, нужны рычаги управления, насилия, навязывания своей воли. Их и предоставляет знание, которое - сила.

В чем, собственно, заключаются функции науки? В объяснении и предсказании. При этом объяснение, выявление закономерных связей предметов и явлений нужно, чтобы рационально сориентироваться в этом, уже понятном мире, чтобы иметь возможность предсказывать ход событий.

Наука Запада не может не предсказывать, это невыполнение должностных обязанностей! Как очень неуклюжий юмор воспринимаются ныне прогнозы Кеплера-астролога: мои предсказания, может быть, сбудутся, а может, и не сбудутся...

Но синергетика говорит то же самое, она вводит в научный обиход точки бифуркации, после которых нормальное течение процесса может пойти на взлет, а может и на спад... Может, к плюс бесконечности, а может, и к минус бесконечности... Может, выиграешь, а может, и проиграешь... На всякий случай готовь молитву и во здравие и за упокой.

А огромная роль случайности, признанная отныне синергетикой! Ведь случай - это и есть то, что не удалось подвести под закон. Нелепая случайность, черный рок, слепая судьба, тяжкая неизбежность...

Светлую и стройную умопостигаемую упорядоченность наводила в мире европейская наука еще с античных времен. Напомню два высказывания: "Природа, среди которой мы живем, является для нас, так сказать, уже заранее "интеллектуализированной", умопостигаемой: она вся - порядок и разум, как и тот ум, который ее мыслит и среди которой он движется. Наша повседневная деятельность вплоть до самых незначительных своих деталей предполагает полную и спокойную веру в неизменность законов природы" [42]. И это касается не только неживого, но и всей живой природы, продолжает Ч. Дарвин: "Под словом "природа" я только разумею совокупное действие и продукт многочисленных естественных законов, а под словом "закон" - доказанную последовательность явлений" [43].

И действительно, на этом пути наука доказала эффективность подобного отношения к пониманию и объяснению. Но что-то участились в последнее время сбои в отлаженном механизме управления. Мегамир и микромир, Большой взрыв, кварки и "очарованные частицы", эволюция в миллиардах лет, сплошные научные призраки, мнимые, бумажно-карандашные величины, существование которых оправдано только если они дают человеку что-то нужное, полезное, а где оно - это нужное и полезное?

Интеллектуализированность, умопостигаемость мира вытесняла из сферы человеческого восприятия тяжкую ананке - необходимость, неподвластную разуму, и чем дальше, тем больше, год за годом, век за веком добивалась в этом успехов. Все меньше и меньше оставалась сфера непознанного, непредсказуемого... И вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Управляемость миром, неограниченная власть разума заколебалась.

Китайцы, индусы, славянские язычники вовсе не считали судьбу злой, они не боялись непредвиденного поворота событий, потому что доверяли природе, не ждали от нее никаких подвохов. За что же природа может покарать человека, не принесшего ей никакого зла? Если он не стремился покорять ее, насиловать, крушить, ломать и перестраивать по собственному произволу, за что природа будет мстить ему?

Китайское "увэй" означало недеяние, невмешательство в ход естественных процессов, ненасилие, непротивление в самом широком смысле слова - непротивление не только злому, и не только в деяниях человеческих - всему-всему, что происходит в этом мире.

Так вот, случайность, непредсказуемость была в теории познания Востока гармоничным элементом целостного мировосприятия. Зачем было нужно китайцу знание точной взаимосвязи явлений, железная логика событий, если для него любой поворот дела был приемлемым? "Возможно ли осуществление недеяния, если познать все взаимоотношения в природе?" - сомневается Лао-цзы [44].

И западная теория познания также была тесно взаимоувязана и внутренне непротиворечива. Закономерность, предсказуемость - да, случайность, непредсказуемость - нет, они свидетельствует только о незавершенности исследования. Но случайность и непредсказуемость как принципиально неустранимый компонент знания (именно знания, а вовсе не его недостатка!) - такая позиция совершенно несовместима со стратегией поведения европейца по отношению к природе, причем не только природе внешней, но и внутренней, человеческой.

Роль случая и непредсказуемости (пока только в точках бифуркации), вводимые в европейскую науку синергетикой - мина замедленного действия. И это мина очень высокой разрушительной мощности. Пока опасность выглядит лишь легкой тучкой на горизонте. Но тучка эта все надвигается и надвигается, и скоро она затянет полнеба...

О, бурь уснувших не буди,
Под ними хаос шевелится!
Древний хаос, древнейший, - предупреждал Ф.И. Тютчев [45].

Кипение и клокотание бурь и страстей, или размеренная предвычисленная жизнь по формулам рациональной науки? Дионис или Аполлон? - примерно так же понимал альтернативу и О. Шпенглер [46].

Случайность, непредсказуемость несовместимы с европейской теорией познания как орудия управления. И Запад неизбежно придет к китайскому недеянию, "увэй", отказавшись от насилия над природой.

Ненасилие, неуправление, диалог, разговор с природой на равных - вот светлое будущее всего человечества! Цивилизация снова обретет потерянный рай всеобщей гармонии, счастья человеческого и травинки самой малой.

Природа - сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней [47].

Загадка лишь в нынешнем состоянии синергетики. До восточного "увэй" она уже доросла, но ведь и "увэй", и все прочие категории являются лишь вспомогательными в философской системе, основанной на любви. Любить - это отдавать, а брать, управлять, навязывать свою волю значит ненавидеть. Проще сказать, синергетика уже оказалась в состоянии сделать вывод: ненавидеть, стремиться управлять - недальновидно, и потому не надо управлять.

Остается последний шаг: раз ненавидеть опасно, давайте будем любить, давайте не будем больше ничего брать у природы, а будем дарить ей все тепло своей души. И у ближнего не будем больше отбирать, а будем ему отдавать то, что забрали у него раньше.

И исчезнут на земле олигархи, и не понадобится диктатура физическая против диктатуры денежной, а ведь всеобщая анархия и есть всеобщее безвластие. Люби - и делай что хочешь! Нет в жизни счастья, и нет истины, если нет любви.

Литература

1. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М., 1986.

2. Там же, с. 229.

3. Дарвин Ч. Происхождение видов. М., 1952. С. 272-278.

4. Эшби У. Система и информация // Вопросы философии, 1964. № 3. С. 78.

5. Ньютон И. Математические начала натуральной философии. М., 1989. С. 3.

6. См.: Клайн М. Математика. Поиск истины. М., 1988. С. 118.

7. См.: Пригожин И., Стенгерс И. Указ. соч.

8. Это высказывание Уайтхеда А.Н. цитируют И. Пригожин, И. Стенгерс в той же кн. С. 96.

9. Быстрицкий С.П., Заусаев В.К., Леденев М.И. Рыночные преобразования на Дальнем Востоке: противоречия, пути разрешения. Хабаровск, 1998.

10. Программа устойчивого землепользования и рационального распределения земель в бассейне реки Уссури и сопредельных территориях (Северо-Восточный Китай и российский Дальний Восток). 1996. С. 13. Издано, по-видимому, в Вермонте, США, во всяком случае, упомянуто, что там изданы карты, а насчет места издания книги нет никаких указаний.

11. См.: Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1998.

12. См. мои книги: Салин Ю. Иная цивилизация. Хабаровск, 1996, 1997.

13. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки. М.-Л., 1949. С. 248-249.

14. Пригожин И., Стенгерс И. Указ соч.

15. Там же.

16. Бродель Ф. Динамика капитализма. Смоленск, 1993.

17. Там же, с. 120.

18. Там же, с. 121

19. Там же, с. 116.

20. См.: Кортен Д. К устойчивому глобальному будущему: вариант программы // Устойчивое развитие. Материалы к семинару "Управляемость мировым развитием: опыт и перспективы". Новосибирск, 1995. С. 68-73; Фединин В. Долгами сыт не будешь // Инженер, 1998. № 9. С. 2.

21. См.: Макаревич Л. Реванш "олигархов" // Российская федерация сегодня, 1999. № 15.

22. Салин Ю.С. Стратиграфия: порядок и хаос. Владивосток, 1994.

23. Салин Ю.С. Иная цивилизация...

24. Арешидзе Л., Крупянко М. Япония 90-х: пессимизм на фоне процветания // Проблемы Дальнего Востока, 1991. № 3.

25. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России / В.А. Коптюг, В.М. Матросов, В.К. Левашов, Ю.Г. Демянко. Владивосток, 1997.

26. Пуанкаре А. Наука и метод // О науке. М., 1990. С. 405.

27. Тоффлер О. Наука и изменение // Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М., 1986. С. 18.

28. См., напр.: Томсон Д. Дух науки. М., 1970. С. 28.

29. Водолазов Л.И., Лобанов Д.П. О пользе закрытых систем // Зеленый мир, 1999. № 3, С. 12.

30. Курдюмов С.П. В обход "конца света" // Российская федерация сегодня, 1999. № 15. С. 54.

31. Фролов Н.М. и др. Природопользование. Природные ресурсы и природопользование в Российской Федерации и в Хабаровском крае. Хабаровск, 2000. С. 30

32. Там же, с. 191.

33. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 1994 году. М., 1995.

34. Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. М., 2000. С. 230.

35. Устойчивое развитие... С. 20.

36. Фрэзер Дж.Дж. Золотая ветвь. М., 1980. С. 74.

37. Мудрецы Китая. СПб., 1994. С. 48.

38. Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // Соч. в двух томах. М., 1997. Т. 2. С. 382.

39. Там же, с. 336.

40. Там же, с. 313.

41. Ле-цзы // Мудрецы Китая. С. 118.

42. См.: Пригожин И., Стенгерс И. Указ соч. С. 364.

43. Дарвин Ч. Происхождение видов. М., 1952. С. 139.

44. Дао: переправа через зимний поток. М., 1994. С. 6.

45. Тютчев Ф.И. О чем ты воешь, ветр ночной? // Русская звезда. М., 1993. С. 131.

46. Шпенглер О. Закат Европы. Новосибирск, 1993.

47. Тютчев Ф.И. Природа - сфинкс // Русская звезда. М., 1993. С. 110.

Дальше

Оформление - Julia
наполнение - Салина Е.Ю. и Салин М.Ю.
автор материалов - Салин Ю.С.